post

В Гренландии.

Командам яхт «Аврора» и «Петр 1», а также их гостям посвящается.
 
 
Пустыня, однообразный океан, нетронутые снежные равнины севера,
все безлюдные просторы, как бы они не были унылы, — единственные места на земле, где обитает свобода.
Рокуэлл Кент «Саламина» 1935 год.

      Из небольшой моторной лодки, ловко растолкавшей разномастных сотоварищей и уткнувшейся носом в украшенный резиновыми шинами и местами фигурно сломанными досками причал, вышел небольшого роста, как говорят «крепко сбитый», мужчина в неизвестного цвета, потертой, но добротно выглядевшей теплой куртке, коротких резиновых сапогах и круглой серой шерстяной вязаной шапочке одинаково популярной как у докеров Гамбурга, так и офисных клерков, в ветренную погоду извлекающих ее из портфеля, чтобы защитить голову от осенней прохлады по пути на автостоянку или к метро. Он потянулся, разминая затекшие от сидения ноги, закурил сигарету, и тут же, вернувшись на борт своего небольшого суденышка, словно играючи вытащил оттуда тушу небольшого тюленя, а вслед за ним рюкзак и винтовку. Событие сие не произвело на окружающих ровно никакого впечатления. Окрестная публика продолжала заниматься своими обычными портовыми делами и совершенно не обратила на вновь прибывшего внимание. Также, как и когда он, вызвав по мобильному телефону такси, привязал проволокой к фаркопу за шею тюленя, и о чем-то весело переговариваясь с водителем, уселся со всей своей амуницией в машину на переднее сидение. Машина неспешно тронулась в сторону разноцветных жилых домиков неподалеку, волоча за собой охотничью добычу, оставив только одного удивленного человека в порту – меня…


     Да простят меня защитники диких животных за такую историю. Просто удивлению моему не было границ. 21 век. Недавно я видел автомобильные пробки и тысячи огней больших городов и вдруг, я словно на машине времени оказываюсь на Диком Западе.  Вернее, если быть точным, нет, на Бескрайнем Севере. Добро пожаловать в Гренландию!                             
     Предложение провести остаток лета в яхтенном походе в Гренландии поступило достаточно неожиданно.  Пришлось срочно делать гренландскую визу, причем у меня в Таллинне сделать ее было нельзя и ради нее я поехал в Ригу. Датское консульство сработало очень быстро и вот уже я четвертого августа сел на паром в Хельсинки, откуда пятого улетел утренним рейсом в Рейкьявик. Основная проблема перелета состояла в том, что в Рейкьявике оказалось целых два аэропорта: я и мой товарищ по будущему плаванию Андрей Севастьянов прилетали в один, международный Куфлавик, а улетали из другого, местного. Расстояние между ними на такси около часа, а всего между рейсами два. Плюс получение багажа, другими словами из окна автомобиля мы мельком увидели Исландию и едва-едва успели на регистрацию рейса в Илулисат. Небольшой винтовой «Бомбардье» уверенно набрал высоту, и мы полетели в сторону самого большого острова в мире. В полете Андрей разговорился со стюардессой. Рослая белокурая исландка с радостью вступила в разговор поведав о том, что раньше работала в полиции в какой-то деревне, что там было скучно, разве что по пятницам кто-нибудь подерется, подвыпив горячительных напитков, да и зарплата так себе. Теперь же все намного интереснее, и не смотря на снижение интенсивности полетов зимой и, соответственно сезонному понижению уровня заработка, ей все нравится. А отдыхать она любит в Испании. Так что, друзья мои, если встретите прекрасную исландку на пляжах Барселоны передавайте ей привет. 
          Самолет подрулил прямо к зданию аэропорта. Что-то в этом есть домашнее и теплое, когда тебя встречает не огромный сверкающий огнями аэропорт-мегаполис, а маленькое уютное и теплое здание, где все как будто одна семья. Правда в этот раз вся семья как-то быстро разъехалась, и мы остались одни с нашими двумя здоровенными сумками и пустой стоянкой такси. Буфетчица посоветовала нам топать до города пешком, благо идти недалеко, всего три километра, но мы все-таки напросились в местную машину к разговорчивой гренландке, которая добросила нас до порта. Летом работает с туристами, как раз привезла несколько человек к вылету, зимой живет в Дании, денег с нас, кстати, не взяла. Раз уж зашел разговор, про деньги и прочие необходимые путешественнику нюансы. Билеты в эту часть земного шара совсем не даром. Добираться можно либо через Исландию авиакомпанией Icelandair и Air Iceland, либо через Данию Air Greenland. В одну сторону билет стоит примерно 3700 датских крон или примерно 550 евро до Копенгагена, а дальше уже кому-куда нужно. Очень дорогое такси в Рейкьявике. Поездка между аэропортами (50 км) обошлась в 180 евро. Чашка кофе в кафе Илулисата 40 крон, круассан 20. Час интернета 50 крон. Правда мы нашли кафе «Kangia» в Илулисате с правильной маркетинговой политикой. Один раз платишь за интернет, получаешь пароль, а потом пользуйся на здоровье, главное покупай напитки и закуски во время каждого визита. Специально, конечно, никто не следит, но мы как люди приличные, без чашки кофе на просторы интернета не выходили. Снабжение продуктами неплохое по завышенным, но не предельным ценам. Практически в каждом поселке есть магазин Pisiffik. Зашкаливает стоимость только алкоголя. Бутылка обычного виски стоит от 50 евро, литр местной водки около 80. Простое чилийское вино тоже близко к 50 евро. Особо не разгуляешься. Вот место, где вряд ли можно ожидать, что экипаж судна продаст душу Бахусу в портовых кабачках. Эх, где же мой родной Пирей!
     Мы на борту стальной восемнадцатиметровой яхты «Петр 1».  Добрая яхта со старой историей. Первое имя — «Магнитка».  Построена в 1991—92 в цехах Магнитогорского металлургического комбината Леонидом Белевским, Юрием Пановым и другими.  Длина корпуса 18,5 м, ширина 4,6 м; осадка 3 м.  Судно строилось с целью участия в Grand Regatta Columbus’92 в честь 500-летия открытия Христофором Колумбом Америки (проходила в июне 1992 в США). До Санкт-Петербурга «Магнитку» доставили на автомобиле «Татра», до Гамбурга — на морском контейнеровозе, а уже до Бременхафена яхта пошла своим ходом. Здесь была произведена оснастка судна: установлены мачта, такелаж и паруса. 18 мая 1992 года уже полностью готовая к плаванию легла курсом на Плимут. Маршрут был такой: Бременхафен — Плимут — Азорские о-ва — Бермудские о-ва — Нью-Йорк — Бостон — Галифакс—о. Ньюфаундленд — Дублин — Ливерпуль — оз. Лох-Несс — Бременхафен (28 авг. 1992) — С.-Петербург. Приключения яхты тех лет ее капитан Леонид Белевский описал в книге «“Магнитка” открывает Америку». Потом было еще много подвигов. Яхта обошла вокруг Северного Полюса, а сюда, в Гренландию «Петр» пришел прямиком из Антарктиды. По пути с Азорских островов попал в серьезный шторм, потерял перо руля и гик. Гик и перо в Нууке заварили, так что в целом вид у него бодрый, но подуставший. Рядом стоит его сестра — стальная яхта «Аврора». Она чуть больше и поновее. Работать в бухте Диско мы будем вместе.
06.08.17. Ilulisat
69013’316N
051005’684W
12.30. Выход
     Арктика, Арктикой, а яхтенные законы неизменны. Очень редко случается, чтобы в день приезда гостей и закупки продуктов кто-нибудь куда-нибудь вышел.  Люди вырываются из своего тесного городского мира на свободу, вдыхают ее полной грудью и, конечно же, хотят свернуть горы и сразу покорить океаны. Но долгий перелет, если есть, разница во времени, полные искушений рестораны с яствами, источающими дивные ароматы и запахи, и, наконец, несколько традиционных тостов на борту, плавно переходящих в беседу с разными увлекательными историями, не говоря уже о самой необычности обстановки и размещения в каютах, для тех, кто на яхте первый раз, призывают ко сну даже самых стойких товарищей. В случае же с Гренландией, по прилету получаешь настолько много новых впечатлений, что накладывать на них еще и выход в море просто не реально. К тому же на море опустился туман.
     Внешняя гавань Илулисата предназначена для больших судов, в свете чего мы по ней некоторым образом совершили циркуляцию, переставляясь в разные места и уступая место то круизерам, то серьезного размера рыбакам.  В конечном итоге, мы встали на ночь бортом к рыболовецкому судну LOMUK  NUUK Royal Greenland и компенсировали наши скитания большим пакетом креветок, щедро отсыпанным из его трюма командой гренландцев. За что им огромное спасибо, ибо денег они даже не подумали попросить. Ближе к полудню туман наконец-то начал рассеиваться, и мы стали готовиться к выходу. Подходим к заправке и берем 555 литров дизельного топлива. Дизель стоит 5,55 крон за литр. «Петр» хорошо слушается руля, правда немного непривычно, что слишком много оборотов штурвала нужно сделать, по сравнению с «Невой», для того, чтобы перевести перо руля из одного крайнего положения в другое: целых шесть. 
     Выходим из порта вместе с вереницей потянувшихся в море рыбаков и разномастных лодочек. Но они после выхода уходят севернее, а мы южнее, вплотную приближаясь к месту выхода ледника в море. Поначалу стена льда кажется непрерывной, но вскоре появляются прогалины, проходы, и мы осторожно заходим в царство Снежной Королевы. Сказать, что тут красиво – ничего не сказать. Нежно голубые и белые айсберги самых немыслимых форм и размеров тянутся своими пологими и острыми вершинами к синему небу и отражаются в прозрачной, чуть зеленовато-темной воде моря. Часть из них, согретые солнцем, на глазах тают, истекая веселыми струйками ручейков, обрамленных радугой. Часть искрится, словно хорошо обрамленный бриллиант в руках мастера из Антверпена. В воздухе царит абсолютная и торжественная тишина, нарушаемая лишь урчанием наших двигателей и шелестом разрезающих, гладь воды форштевней, да иногда глухим стуком мелких льдинок о корпус. Человек здесь ничтожно мал, но, чтобы он окончательно почувствовал это, Ее Величество взмахивает рукой и раздается грозный и раскатистый гул, и ледовые великаны трескаются от подошвы до вершины, распугивая стаи морских птиц, присевших отдохнуть на непрочных прозрачных уступах, и содрогается что-то в глубине моря. Но тут, словно желая сгладить крутой нрав этих северных мест и приободрить путешественников, выныривают киты. Их черные спины появляются одновременно с громким вздохом. Исполины играючи шныряют между льдами и нашими яхтами на радость экипажам пуская фонтаны и приветливо помахивая хвостами. Они желают нам доброго пути до Аасиаата. Самые великие художники мира не могли бы сделать лучший последний мазок на картине, чем это сделали киты. Картина идеальна и совершенна.
Aasiaat
68042’493N
052051’504W
23.15. Приход. Расстояние 50 миль.
     Несмотря на доброе китовое напутствие путь до Аасиаата получился не простой. Погода испортилась, над заливом Диско вновь завис туман. Мне было, конечно проще, так как впереди шла «Аврора», на «Петре» не работал радар, а починить мы его смогли намного позже, но все равно приходилось быть на чеку, чтобы не потерять ведущего. Швартуемся к пирсу напротив главного портового причала, подключаемся к береговому электричеству (тут есть такая возможность) и ложимся спать.
07.08.17.
     Aasiaat или Egedesminde – административный центр региона Диско. Здесь же расположена центральная радиостанция обеспечивающая связь по всей Гренландии. Есть судовая верфь (правда какого-то печального вида, но может быть это тот случай, когда глазам не нужно верить, встречал я подобные случаи), можно заправиться водой и топливом. Заправка водой в нашем случае тоже была слегка специфична, ибо наливали мы воду в бочки пользуясь шлангом, заботливо протянутым нам рыбаками с небольшого рыбного рынка, возили бочки соответственно на надувной лодке и поднимали их на борт фалом через лебедку, но может быть мы просто не ищем легких путей?
     Утром удается сходить в город.  После этого я стал счастливым обладателем за 400 крон местного мобильного телефона и двух теплых яхтенных курток по 50 крон каждая (что дешевле пачки сигарет) купленных по такой странной цене на распродаже в маленьком магазинчике. Там же были и жилеты. Нужно или не нужно, но экипажи и гости яхт, кажется, скупили почти все. Теперь все ходят почти одинаковые. Отправил дочке открытку (дошла за неделю) и посетил музей. Музей небольшой. Старые фото, вещи коренного населения, орудия охоты. Скромно, но познавательно.  В гавани есть «Дом моряка». Комплекс из кафе, душа, сувенирной лавки, нескольких номеров и просто комфортной и уютной атмосферы, сдобренной парами WiFi. Надолго там теряем гостей, особенно из числа девушек, желающих помыть голову и воспользоваться совсем диковинной в этих краях штукой – феном. Я было встал в очередь, но понял, что до выхода не судьба мне омыть тело мылом душистым да вытереть полотенцем пушистым. Ограничился сменой белья. Жаль, что носки не удалось как в том старом анекдоте про поручика Ржевского поменять на водку.
15.00. Выход
     Ходим между островами Iginiarfik, Raeveoen, Hareo и Natassat. По крайней мере так их названия выглядят на электронных картах «Транзас», которыми мы пользуемся. Китов много. Неспешно кружим, народ фотографирует спины и хвостики. У восточной стороны острова Iginiarfik подходим ближе к берегу, благо глубины тут позволяют, и не безуспешно ловим камбалу и треску. Почин морской рыбалке дан! Пора подумать о ночлеге, и мы ложимся на курс, идем на остров Диско.
0.00. Приход. Расстояние 40 миль.
Qeqertarsuaq (Godhavn)
69014’738 N
053033’068W
08.08.17.
     Заход не сложный, но требует аккуратности в движениях. Выйдя на береговой створ нужно держать курс 61 градус чтобы оставить слева по борту камни Lindberg Skaer. Швартуемся к пирсу, благо нам везет и место есть. Городок тихий. Когда-то он был тоже административным центром до переезда местной власти как раз в упомянутый выше Аасиаат. Тоже есть электричество. Правда-таки оно все-таки не совсем общественное, вернее, совсем не общественное: иногда наши провода кто-то отключает и культурненько так складывает рядышком на землю. Мы снова подключаемся. «Кто-то» снова складывает, но на глаза не показывается. Игра такая.  Дежурю на яхте. Народ ловит зубатку прямо в порту. Вода чистая, жареная рыба получилась вкусная. В дополнение к ухе, которую я сварил из трески и камбалы. Когда-то, в далеком 1857 году тут останавливался на своей яхте Fox господин McСlintock, который шел на север в поисках экспедиции Франклина. Писал, что эти места лучшие в Гренландии для охоты, рыбалки и просто красивого путешествия под парусом. Трудно с ним не согласиться.


15.00. Выход
Идем вдоль южного берега Диско острова на восток в сторону пролива. Встречный ветер 23 узла, но волнение небольшое. Скорость 5,6 узла.
09.08.17.
Перед входом в пролив ветер скис. Встретили двух рыбаков. Их хорошо видно на AIS.
5.06. утра. Легли в дрейф двумя бортами. Устанавливаем дежурство и по очереди спим.
700038’816 N
052046’090 W
Переходим ближе к деревушке Qutdligssat на Диско.
14.26. снова ложимся в дрейф.
70015’072 N
053030’803 W
В деревне никто не живет. Народ съезжает на берег на экскурсию. Позже, в пятнадцати милях к северу организовывается аттракцион по выкапыванию ямы в горячем песке и купанию в этой импровизированной ванне. Я все это время маневрирую двумя судами. Иногда подходят небольшие льдины. Прилично дует и быстро сносит, так что скучать не приходится.
16.30. Выходим. Ставим грот.
Доливаю примерно 100 литров топлива из канистр.  На «Петре» только три бака. Остальные нужно чистить.
10.08.17.
Uummannaq
700040’470 N
052007’269 W
Приход 10.00. 190 миль.
На подходе к Умманаку встречаем два лайнера «Шпицберген» и «Ocean Diamond». Остров мне напоминает большую рептилию с зубчатым спинным гребнем. Встаем третьим бортом: у пирса рыбак с Фарерских островов, «Аврора» и мы с «Петром».
     Стоянка, с моей точки зрения, так себе. В качестве новизны впечатлений, конечно, интересно, но воду нужно заказывать по телефону, к заправке можно подойти исключительно при самой высокой воде, которая ожидалась не ранее ночи, а попытка сделать это при малом приливе днем окончилась легкой посадкой на мель. Да и вообще причал заправки сам по себе сильно экстремальный для швартовки, очень маленький, окружен камнями. По сути только для небольших моторных лодок. Народ местный нагловатый какой-то. Я при первом заходе почти подошел, но тут местный проныра подрулил под самым носом и встал на заправку без очереди, и мне пришлось дать задний ход. Может как раз время при этом и было упущено, так как потом Дэн встал к штурвалу и мы, как я уже говорил выше чуток сели килем на небольшой камушек. Благо не сильно. Да к тому же фарерцы стали нам рассказывать, что получили некое предупреждение о том, что где-то откололся большой кусок льда и возможно цунами.  Короче не проникся я Умманаком. Сделал я две ходки на тузике с канистрами на заправку, расталкивая откуда ни возьмись ледяную кашу, залили мы в баки 306 литров топлива и тронулись в обратную дорогу.
18.00. Выход.
11.08.17.
Ночь и часть следующего дня напомнили мне мультик «Ежик в тумане». По мне так лучше бы уж дуло, как из пушки, чем двигаться в кромешной мгле эпизодически обходя айсберги. Особенно мне один «понравился». Уже посветлее стало и вижу я слева по борту облако такое по морю стелется. Прошел мимо, оборачиваюсь, а при другом ракурсе из этого облака такая штука виднеется, что в пору ей название давать и на административные округа делить. Вместо мультика про Ежика, как-то сразу некстати фильм про «Титаник» вспомнился. Тьфу-тьфу-тьфу, нечистая.
     По дороге кончилась вода. На скорости 6 узлов сблизились с «Авророй» приняли на борт три калабашки по три литра на чай. Курс 1340. До Илулисата 71 миля.
     После тумана проходим большую полосу льда. Лед не плотный проходов много, но идти нужно внимательно и неспешно, благо ветра нет. В 21.30. подошли к бухте Rodebay. Это примерно в восьми милях от Илулисата. С внешней стороны острова Qeqertaq остановились на рыбалку. Рыбалка просто отменная, главное вовремя останавливаться. Треска клюет сразу по две штуки на одну удочку.
22.30. Rodebay.
69020’514 N
050059’857 W
Встали на буй. Буй, конечно, вряд ли предназначен для того, чтобы на нем стояли две тяжелые стальные яхты. Это буй какого-то местного рыбачка, но его нет, ветра тоже нет, стоянка короткая, так что мы тихо покачиваемся наедине с небом и темными скалами на виду у нескольких домиков на берегу. Бухта очень симпатичная.  Закрытая со всех сторон и даже от айсбергов. В 17-м веке датские китобои тут разделывали китов. Я живо представляю себе, как это было. Парусные суда, буксируемые шлюпками, заходят через узкий пролив в бухту. Китовые туши вытаскивают на плоские камни, начинают работать топоры и пилы, пот китобоев смешивается с китовой кровью и стекает в до их прихода девственно чистые воды. На берегу разжигаются костры и топят жир, а когда работа окончена уставшие китобои пьют ром до упаду, ибо трюмы их полны бочек с ворванью и китовым усом, а карманы в перспективе будут набиты золотыми гульденами и кронами, хотя впереди еще долгая дорога домой.
     История китобойного промысла уходит корнями в глубокое прошлое. Поначалу били гладких и гренландских китов, потому что они плавали не быстро и за счет большого содержания жира не тонули. Охотились, как это всем известно, с помощью гарпунов с небольших гребных шлюпок в основном в прибрежных районах Северной Атлантики. По мере улучшения конструкций судов, китобои уходили все дальше, и уже к 1840 году они добывали китов на юге Тихого океана в районе Новой Зеландии и Австралии и далеко на севере, на Шпицбергене.  Помимо гладких китов начали добывать кашалотов, синих китов, финвалов. Китов стало становиться меньше. А уж когда в 1868 году изобрели гарпунную пушку и поменяли парусные суда на пароходы — ситуация стала катастрофичной. Представьте. До 1948 года добывали только кашалотов ежегодно около 5000 животных в год, а до 1985 года, когда этот вид был взят под охрану, добыча доходила до 20000 особей! Сейчас здравомыслие обрело верх.  В целом большинство стран прекратило коммерческий китобойный промысел за исключением небольших квот для народов Севера: эскимосов, индейцев, чукчей. Однако при этом к мораторию на китобойный промысел в том или ином формате не присоединилась Норвегия, Исландия, Фарерские острова и Япония. Япония, например, добывает китов в «научных» целях. И, я так понимаю, вполне «научно» их съедает. Неужели эти совсем не последние с точки зрения экономики страны не могут без этого обойтись? В семнадцатом веке все было по-другому и, наверно, оправдано. Но сейчас, в двадцать первом? Киты просто воплощение грации и свободы. На них можно смотреть часами. И, конечно, нужно сделать все, чтобы они могли спокойно дышать и плавать, пускать свои фонтаны и набрав побольше воздуха уходить в бездонную глубину океана, чтобы через какое-то время выпрыгнуть из воды, радуясь лучам солнца и красоте окружающего мира, а потом громко плюхнуться, подняв фонтан брызг на радость возможным случайным зрителям.
     Мы, конечно, видели на некоторых гренландских лодках гарпунные пушки, но, когда одна из таких лодок подошла к китам, на которых мы смотрели среди островов неподалеку от Аасиаата, эти дети суровой северной природы расчехлили не пушку, а несколько фотоаппаратов. Вот так-то. Хотя здесь, на западном побережье действительно добывают примерно около 150 китов в год.    
     Сейчас Rodebay — идеальное место для уединения. Сообщение, насколько я понял, с Илулисатом только по воде. А на плоских камнях, где разделывали китов, мы моем тузик и набираем из соседнего ручья воду. Тут же, неподалеку, лоция пишет, что можно набрать при низкой воде мидий. Это подтверждает и наличие двух маленьких мидиевых ферм в нескольких кабельтовых от нашей стоянки. 
12.08.17.
Приход 2.00. Ilulisat. 180 миль.
15.08.17.
12.15. Выход. Снова выходим в море. Погода окончательно испортилась. Холодно, дождливо и сыро. Иногда даже кажется, что в лицо дует не просто холодный ветер, а ветер, зародившийся там, в глубине снежной пустыни Гренландии. Нас преследуют поломки. Разобрали приборную панель, чтобы восстановить работу навигации. Пока стояли в порту сделали новые навигационные огни и более или менее починили подъем якоря. 
17.15. Rodebay
69020’524 N
050059’857 W
Поначалу план был пойти на Аасиаат, но пелена тумана на горизонте заставила нас изменить курс. Короткая стоянка и попытка пойти на север.
16.08.17.
9.30. Saqqaq
70000’250 N
051059’640 W
Встали на якорь «Авроры». Туманно и дождливо. Едем на берег заправить 20 литров бензина для тузика. Деревушка совсем маленькая.
14.30. Выход
Короткая остановка. Коричневые скалы украшены полосами белой породы. Высаживаем разведывательную группу на берег, но дальше этого дело не идет.
Atanikerdluk
70003’452 N
052022’112 W
Переходим пролив и ложимся в дрейф чуть южнее от брошенной деревни
Qutdligssat
70004’550 N
052059’142 W
     С гор сходит речка. Делаем три ходки на берег берем воду. Стоим на якоре до 5.00. утра. Впереди по носу айсберг, но он вроде бы стоит на месте. Глубина примерно 12-14 метров, так что есть шанс, что он зацепился за дно. Иногда отталкиваем небольшие льдинки.
17.08.17.
Продолжаем идти на север. Но погодные условия вынуждают нас развернуться. В точке
70012’597 N
053018’028 W
меняем курс на 180 градусов.
18.08.17.
1.30. швартуемся к рыбаку и Авроре
Qeqertarsuaq (Godhavn)
69014’743 N
053033’077W
 
     В этот раз есть время посмотреть поселок, и я отправляюсь на прогулку. В дальнем конце набредаю на мастерскую резчиков. Вырезают поделки они из рогов оленей карибу, китового уса и моржовых бивней. Подвески в виде китовых хвостов, маленькие тюленята, сувенирные ножи с костяными ручками, но главный персонаж – тупилак. Тупилак, это такое странное существо в основном какого-нибудь устрашающего вида. Зародилось это чудо гренландское как элемент магии. Изготавливаешь его под покровом ночи, чтобы извести врага какого, бросаешь потом в бурное море со скалы и все – спи спокойно. Враги будут побеждены. Опять-таки если похлопотать, о чем, штрафы какие, али дела неприятные уладить – посылай тупилака и дуй в магазин отмечать успехи в делах. Очень полезная стало быть вещь в хозяйстве, не удивительно, что стало бойким товаром. Европейцы пачками скупают, а денег стоит немалых: небольшой такой тупилачек, максимум что может сделать – начальнику аппетит испортить, а почти 100 евро стоит!
     Немного об острове Диско. Так, на секундочку, он чуть меньше Корсики, и больше Крита!
Вечером переходим в Аасаат. Идем под гротом. Полный бейдевинд. Швартуемся на тоже место в полночь.
19.08.17.
Берем воду и доливаем масло в гидравлику рулевого. Стало лучше, а то на подходе к Аасаату лодка практически перестала слушаться руля. Гуляем вокруг острова Iginiarfik. Много китов.
20.08.17.
Южный ветер. Вроде бы не сильный, больше двадцати пяти узлов я не видел, но очень большая волна и сильная качка. Никогда не думал, что так полюблю айсберги, за ледником наконец-то стало тихо. Смайнали стаксель. «Петр» держит неплохую скорость местами показывая больше восьми узлов.
«Аврора» через несколько дней уходит в очередной рейс, а мы с «Петром» остаемся в Илулисате. Нас ждут уже портовые приключения.
     Приключения не заставили себя ждать. В эту же ночь пришлось срочно переставляться за волнолом, хорошо, что там было место. Внешнюю гавань полностью заполнило льдом и была реальная опасность повредить себе что-нибудь очень нужное, например, перо руля. Утром я отправился посмотреть, что будут делать портовые власти – Илулисат был полностью блокирован льдом. Ожидал увидеть какое-нибудь портовое судно, работающее по такому случаю и прокладывающее дорогу к открытому морю. Но вместо него увидел простого рыбака, с пластиковым корпусом усиленным внизу стальной пластиной. Он аккуратно подошел к первой льдине, уперся в нее и тихо-тихо дал ходу. Среди льдов началось движение и появились небольшие прогалинки. Он сунул нос в одну из них и повторил процедуру. Так мало-помалу он продвигался вперед. За ним пристроились лодки поменьше. Спустя примерно час все они вышли в море.
     Были и менее эпохальные моменты, например, приглашение в гости на соседнее судно, с которым я смог договориться и подключить электричество. С виду неказистое, с деревянным корпусом, обитым на носу железом, какого-то ли черного, то ли не докрашенного цвета, судно работает транспортом между местными портами и зимой и летом. Но все это негативное впечатление резко меняется, когда попадаешь внутрь, особенно в моторное отделение. На капитанском мостике новейшие приборы, в каютах тепло и уютно, а, еще раз повторюсь машинное отделение, это просто песня! Огромный новый сияющий чистотой как в роддоме судовой дизель, три не менее ухоженных дизель-генератора и обнимающий все это, как своих детей мой новый гренландский друг, он же главный инженер этого гренландского броненосца. Мы общались, пили пиво. Меня даже по скайпу показали его жене. Он все время повторял слово «Аюнгулак», что, насколько я понял означает «Хорошо». Учился он своему ремеслу в Дании. Потом вернулся домой и работает здесь уже много лет. Как-то раз с женой был в большом турне по Европе, говорит Рим и Париж понравились больше всего. Интересно, а бывал ли какой-нибудь наш судовой механик из Певека, например, или из Тикси в Париже? Вот и я сомневаюсь. А по телевизору говорят, что в стране бывшей советской уже все хорошо. Есть еще куда стремиться товарищи! 
     Я улетал через Кангерлуссуак. Перелет до него из Илулисата небольшой, спецконтроля нет, только смотрят посадочные талоны. Как в старые добрые времена. Кстати, при этом в Гренландии, на сколько я понял, купить ружье можно без проблем. Но спецконтроля на внутренних рейсах все равно нет. Я летел в небольшом самолетике и вспоминал слова Рокуэлла Кента из той же книги «Саламина» с которой начал:
«Айсберги – устье Каррат фьерда было заполнено ими – плавучие громады, окаймленные обрывами плоскогорья, триумфальные арки, под которыми могут проходить флотилии небольших судов, огромные столбы с тяжелым широким верхом и готические шпили – зримая фантазия из льда. Формы льдов невообразимо разнообразны. Они создаются под действием многочисленных сил: моря – его волн и приливов, солнца, силы тяжести. Я изучал их конструктивные принципы: их нет. Можете писать на холсте что хотите, дайте свободу игре воображения: действительность превосходит воображение. Предел конструктивных возможностей – это точка, где наступает разрушение.
     Как было красиво в день нашего отъезда на север! Дул северо-восточный ветер, хороший свежий ветерок. Небо цвета индиго, испещренное белыми барашками, синее море и лед; не говорите, что лед похож на нефрит или кристаллы хрусталя, скажите лучше, неумеренно восхваляя камень и кристаллы, что они так прекрасны, что похожи на лед. Лед – это абсолютное.»
     Как же красива эта холодная ледовая страна! Как при этом она хороша и уютна благодаря ее славным и дружелюбным жителям! Ее история еще хранит много тайн, сокрытых ледовым панцирем. Я где-то читал, что есть версия, что Гренландия, вполне может оказаться и не одним островом. Интересно было бы более глубоко изучить местные обычаи, почитать про инуитский язык, послушать местную музыку. Не знаю, сложатся ли звезды так, чтобы попасть сюда еще раз, но я был бы рад этому.
 

post

Книга «3000 миль под парусом в Греции»

В ноябре 2017 года в издательстве «Моя планета» при поддержке Греческой Национальной Туристической Организации вышла книга Дмитрия Стадниченко «3000 миль под парусом в Греции» В книге описаны плавания на яхте «Нева» в 2014-2016 гг., а также некоторые более ранние эпизоды. Автор благодарит всех тех, кто был с ним на борту, и, конечно же тех, кто помогал ему в издании книги. Читайте, путешествуйте и любите эту прекрасную страну — Элладу! 

Фото слева направо и сверху вниз:

За штурвалом яхты «Нева». 
Встреча с Вице-губернатором Ионических островов по туризму г-ном Спиросом Галиатсатосом
На приеме у мэра Корфу Костаса Ноколузоса
Встреча с губернатором Крита г-ном Ставросом Арнаутакисом

post

Кикладский ветер 2018

Славной команде семьям Палиенко и Харти посвящается.

Если вы соберетесь в августе на Киклады, то прогноз погоды можете не смотреть – там будет мельтеми. На случай серьезного шторма в прогноз заглядывать все-таки стоит, но это единственный случай, когда погодные сайты начинают давать правдивую информацию. Все остальное – греческий миф. Ибо во всех остальных случаях погода будет одна – волны с барашками до самого горизонта и свист доброго северного или северо-западного ветра в снастях.

     Вылетаю в 3.30. ночи из Таллинна и в 7 утра пытаюсь найти местечко, где можно было бы покимарить в афинском аэропорту им. Венизелоса. С трудом, но решаю эту задачу. По просыпанию, даже по обычным меркам, не то, что по аэропортовским, отлично завтракаю яичницей с бобами, беконом и грибами за 6 евро и отправляюсь на поиски автобуса в Лаврио.

     В Греции передвижение на автобусах иногда сопряжено с определенными приключениями. Например, в моем случае автобус должен был быть, по информации, полученной на стойке в аэропорту, типа в 11.30., а ушел в 11.15. Кто там из них напутал неизвестно, но пришлось продолжить вдыхать вместе со свежим воздухом, долетающим сюда с ветром с моря, и изрядную долю выхлопа других автобусов и такси еще час. А во время пересадки в Маркопуло, кондуктор, по доброте душевной, указывая нам автобус на котором мы должны были отправиться дальше, чуть не услал нас в совершенно другую сторону. Зато порадовала цена билета – четыре с копейками евро, просторный салон и отлично работающий кондиционер. Да и вообще автобус удобен для местных, ибо останавливается по требованию где попало. Хорошо, что еще по требованию не отвлекается и не заезжает, как паровозик из Ромашково в разные стороны, а следует по генеральному пути – я бы не удивился, если б сворачивал.

     Яхту бронировали на август в конце июня, поэтому лучшее уже разобрали, брали лучшее из неразобранного. При приемке яхты меня несколько насторожил подход менеджера, который мне подробно показал, где лежит большое количество инструмента и запчастей, а на мое замечание, что мы, собственно, приехали не чинить яхту, а походить на ней недельку, философски ответил, что никогда не знаешь, что может сломаться. Починить все-таки немножко пришлось, но самую малость: помпу в душе левого борта да с самого начала вычерпать воду из-под пайолов, ибо при заливке воды в водяные танки она просто стала сочиться из всех щелей. Выйдя в открытое море, не очень приятно, конечно, обнаружить, что изрядное количество воды перекатывается в кают-компании с борта на борт, но зато очень приятно, попробовав ее на вкус обнаружить, что она все-таки пресная, а не соленая.

     В остальном не работал указатель силы ветра и лаг, датчик уровня воды, датчик количества часов работы двигателя, и наконец, в бинокль можно было увидеть только тарелку соседа за обеденным столом. Сам Oceanis 473 2005 года мне показался чуть тяжеловатым на ходу и маневрировании, по сравнению, например с Bavaria 46 2014 года, на которой я ходил в мае на Корфу, но это, возможно, субъективные впечатления. Зато нас порадовала стоимость недельной аренды и внутренний интерьер.

     Лаврио здорово изменился в хорошую сторону с тех пор, как мы с сыном приехав сюда с Кифноса пытались тут выточить ролик для роульса. Надо бы при случае пошататься по местным музеям. В соседнем супермаркете покупаем продукты, в качестве бонуса от чартерной компании получаем 30 бутылок по полтора литра воды, а в качестве бонуса от супермаркета – бесплатную доставку продуктов на микроавтобусе до самого борта. Приятно!

     За неделю при таком ветре можно хорошо убежать на юг, к далекому и манящему Санторини, но, во-первых, всегда вопрос, как с юга вовремя вернуться, а, во-вторых, рядом прекрасная альтернатива: Кифнос, Серифос и Сифнос. Эти острова менее раскручены и, благодаря этому позволяют увидеть настоящие Киклады. Недаром на одном из них, Сифносе, почти десять лет подряд отдыхал греческий премьер-министр Костас Симитис. Не буду утомлять читателя подробностями, ибо, кто был – знает, а кто не был – рекомендую. Перейду сразу к приключениям.

     А приключения не заставили себя долго ждать на Серифосе. Странные у меня с этим островом отношения складываются. В последний мой заход я долго развлекался с товарищами по партии, стоя уже у причала с перепутанными якорями и наваленными друг на друга яхтами. В этот раз была примерно такая же история, только теперь инициатором всеобщей швартовочно-якорной тренировки выступил уже я. Справедливости ради сказать, что гавань Серифоса Ливадхи при сильном ветре не самое лучшее место для швартовки.  И на пути на Сифнос мы уже заходили сюда, но ушли, ибо уж очень сильно дуло. А тут вроде как поменьше. Примерился я было сразу на краю пирса встать, там было место, и на подветренном борту никого, ветром не навалит, но, вышел тут местный маринеро, давай руками махать в середину показывать, а я возьми и послушайся. Ладно, думаю, может оно в середине и лучше. И примерился вроде, подруливающего устройства нет, пару заходов сделал, скорость быстрая, якорь в нужном месте отдали, дак нет, в тот самый момент, как поравнялся мой дивный корабль с яхтой соседнею прилетел порывчик и я так и не успел понять, то ли меня накренило, то его как-то на меня бросило, в итоге вошли мы с ним в клинч, в результате чего погнул я выше релинга трубу бимини. Понятное дело поломка не большая, но обидная. Нас сразу, конечно, развернуло, навалило, но тут мы быстро и без потерь разобрались. Спасибо команда отличная и кранцы добрые. Отошли, подняли якорь, встали на то место, куда я раньше собирался. Стою я и думаю. Ну и чего ты, Дима, сразу так не сделал, ведь видел же, что в середине сложно будет швартоваться. Ветер сильный, подрульки нет, парусность у яхты большая. Да и яхта чужая, не чувствую я ее, знамо дело, как свою «Неву», на которой десять лет ходил. История эта, друзья мои о том, что опыт опытом, а расслабляться нельзя. И слушайте свой внутренний голос.

     Но как бы ни дул ветер, когда-нибудь он заканчивается. И тогда вы, стоя на якоре или у самого причала, почувствуете запах этих обожженных солнцем островов, искупаетесь в кристально чистой воде, а поднявшись в гору, забредете в лабиринт белых домиков и, я уверен, навсегда влюбитесь в эти разбросанные по бурному Эгейскому морю кусочки земли по имени Киклады.   

19 августа
Воскресенье
Lavrio
37042’804N
024003’663E
 
Kithnos, Merikha
37023’465N
024023’859E
 
8.15.-12.45.
25 миль
20 августа
Понедельник
Kithnos, Merikha
37023’465N
024023’859E
 
Serifos, O.Koutala
37008’131N
024027’736E
 
15.15.-19.00.
21 миля
21 августа
Вторник
Serifos, O.Koutala
37008’131N
024027’736E
 
Sifnos, Kamares
36059’546N
024040’533E
 
10.00.-13.40. (С заходом в бухту Livadhi)
19 миль
22 августа
Среда
Sifnos, Kamares
36059’546N
024040’533E
 
Serifos, Livadhi
37008’630N
024030’987E
 
7.30.-11.30
12 миль
23 августа
Четверг
Serifos, Livadhi
37008’630N
024030’987E
 
Kithnos, O. Fikiadha
37008’131N
024027’736E
14.30.-19.30.
26 миль
24 августа
Пятница
Kithnos, O. Fikiadha
37008’131N
024027’736E
 
Lavrio 9.30.-15.00.
25 миль
Итого
 
128 миль
post

Великолепная Польша.

Начну с головы. А что всему голова? Правильно – хлеб. И не просто хлеб, а душистый, горячий, с хрустящей корочкой чуть испачканной мукой. Хлеб, вышедший из рук молодого пекаря в белом халате и шапочке, также чуть припорошенного той же мукой, и  ловко орудующего деревянной лопатой с длиннейшей ручкой возле печи, в польском городе Кельце. Это наша последняя ночевка на пути с юга домой. Переполненные впечатлениями, но по-прежнему любознательные, мы отправились на утреннюю прогулку перед дорогой, чтобы немного посмотреть город и тут же наткнулись на пекарню. Так мы дальше и гуляли, прижимая купленные булки к груди согреваясь их теплом до тех пор, пока не встало солнце…
     Польша наша последняя и первая остановка в нашем путешествии. При этом мы настолько впечатлились отелем в котором ночевали первую ночь, что не задумываясь забронировали его еще раз по пути в Словакию на горные лыжи в феврале 2018. Называется Hotel Gorski в небольшом местечке Вольбуж. С отличным соотношением цена/качество он расположен прямо у трассы Е67, что и было основной причиной нашего выбора. После 1150 километров, которые мы к этому моменту проехали от Таллинна совсем не хотелось еще углубляться в какие-нибудь улочки даже небольшого города. Отлично выспавшись мы отправились на завтрак. И тут нас ждал сюрприз. Я не понял. То ли вчера был банкет и после него много осталось еды, то ли тут всегда так (проверим в феврале) но такого завтрака я не видел давно. И не то, чтобы дома меня не кормят, и еду я не из голодного края, просто необычно, когда в нашем стандартном глобализированном мире утром в отеле на столе видишь несколько салатов, в том числе оливье, разнообразные сыры и колбасы местного производства, не менее трех видов горячих блюд и бесчисленное количество сладкого. В общем дальнейшее продвижение вперед было поставлено паном Поваром под угрозу и только невероятным усилием воли паны Путешественники тронулись дальше.  Пан Водитель, конечно, взгрустнул поначалу, но вспомнил, что в Кракове мы будем праздновать день рождения пани Вики и кушать качку и цимес и потому покатил дальше веселее.


     Первый раз я был в Польше лет так эдак шестнадцать назад, в командировке на металлургические заводы. Посетив заводы в Честохове и Катовицах я не преминул заехать в центр Кракова и был настолько им очарован, что мне обязательно захотелось вернуться. Можно, конечно, списать мой давний восторг на то, что в те годы я по большому счету еще нигде особо не был и ничего особо не видел, но, забегая вперед скажу, что это не так. Поездили мы с тех пор немало, а вот Краков, по нашему мнению, так и остался одним из самых красивых городов Европы. И уж точно самый красивый город Польши.  
Как-то не складывалось сюда попасть раньше и вот случилась оказия.
     Наконец-то в Польше начали строить дороги. В смысле Дороги, потому что поначалу я не замечал за исключением окрестностей Варшавы и берлинского направления что что-то изменилось за шестнадцать лет. Но нет. Если от литовской границы до Варшавы все без изменений, то ближе к Чехии ведется активное строительство. Забавная с нами приключилась история вечером, перед Вольбужем. Мы ехали, ехали и тут уже неподалеку от своротки к отелю я слышу какой-то звук «хлюп-хлюп-хлюп», как будто колесо пробило, но машину не ведет. Странно. Сворачиваю на стоянку, смотрю – все нормально. Откуда звук? Ладно, думаю, утром рассветет разберемся. Утром покатался вокруг отеля – звука нет. Только выехал на трассу – есть. И тут до меня только дошло, что трасса не ровный асфальт, а бетонка, то есть плиты бетонные, отсюда и звук, ночью не видно было. Хорошо, что скоро все-таки начался нормальный асфальт, а то раздражают меня чужеродные звуковые эффекты за рулем. Как сразу не догадался? А ведь за рулем уже двадцать пять лет! Расслабился. Мне даже в голову не пришло, что на федеральной трассе может быть бетонка.
     Кстати, для тех, кто таки не знает шо такое цимес. Это ребята, во-первых, вкусно, во-вторых, вкусно, а в-третьих – очень вкусно. Классический цимес делают из моркови, нарезанной кружочками с изюмом и черносливом. Но еще могут добавлять мясо или курицу. Опять таки, можно добавить все шо со вчера осталось в холодильнике, но то вам не пицца, а традиции, так шо будете фантазировать в Италии, а цимес, есть цимес, тем более в Кракове.
    А качка? Не думайте, шо если ви пробовали утку по-пекински, или жирными кусками клали на хлеб во Франции  фуагра, прости мене боже, то ви уже виучили все шо можно знать про качку. Только после того, как ви оближете пальчики после качки по-краковски, или качки по-старопольски, да не одной, ви можете порассуждать шо же такое за блюдо качка…     
    Очередь в королевский дворец напомнила мне Лувр, ибо давно я не видел такое количества жаждущего приобщиться к культуре народа, с той лишь разницей, что в Лувр очередь движется, а в краковский дворец нет. Я так понимаю, что если ставить задачу попасть туда с меньшей тратой времени и делать это заранее, то задача решается, но в нашем случае таковой не было. Мы просто хотели побродить по улицам Кракова среди изысканно украшенных домов и церквей, посмотреть на плавно текущие воды Вислы, погладить лошадей на центральной площади, запряженных в нарядные экипажи. Благо погода была с утра солнечной и очень приятной. Хотя в музей мы все-таки попали, только в художественный, ибо оказавшись рядом с  собранием князей Чарторыйских не преминули посмотреть на интересную коллекцию и «Даму с горностаем» Леонардо да Винчи.
     По-моему, все остались довольны. Мы – Краковым, Краков – нами. У Польши с ее восточными соседями всегда какие-то очень сложные политические отношения, но я делю людей только на хороших и плохих. А хороших в Польше всегда было очень много и дай им Бог здоровья! Спасибо за гостеприимство и до новых встреч!

post

Многогранная Черногория

     Знаете, почему на черногорских дорогах установлено так много знаков ограничения скорости до 40 километров в час? Правильно! Когда едешь медленно, страна кажется намного больше! Но на самом деле, несмотря на то, что по территории она ближе к островным государствам и в общем списке находится между Восточным Тимором и Багамскими островами, эта земля очень богата и историей, и природой.    
     Вообще писать о Черногории сложно. Тут многие отдыхали, многие работают и живут и поэтому для каждого Черногория своя, особенная, и потому очень многогранная. И каждому что-то нравится, а что-то не очень. И я лишь хочу внести свой голос в этот общий хор мнений. В Черногории, в марине Святого Николы два раза зимовала моя яхта «Нева» с 2014 на 2015 и с 2016 на 2017 годы, поэтому я был тут частым гостем в этой связи осенью, весной и пару раз зимой. И только сейчас – летом. И каждый раз, помимо каких-то обыденных дел находилось время для какой-нибудь интересной культурной вылазки. Справедливости ради сказать, что на яхте в черногорских водах удалось пройти только единожды, из Тивата в Бар, так что с морской точки зрения, я скорее специалист в угадывании силуэтов черногорских гор при подходе со стороны Италии и оформлении границы, чем лоцман в местных портах. А вот на машине довелось поездить больше.


     Мне нравится Бар. Другие будут восхищаться Будвой или Котором, безусловно очень милыми городками, и мне там тоже симпатично, но Бар – это мое все. Это нелогично. У него нет узких старинных улочек и картинных домиков с красной черепичной крышей, зато есть панельная застройка и улицы спроектированные в стране, которой уже нет на карте. У него нет сьютов с покачивающимися у ваших окон яхтами, как в Порто Монтенегро в Тивате, зато есть сомнительной чистоты и сервиса марина. В общем у него много чего такого нет, за что его можно любить, и много чего такое есть, за что его можно не любить, но для меня это — лучший город в Черногории. Может там как-то особенно покачиваются пальмы на небольшом променаде, когда с гор дует не страшная бора, а легкий ветерок? А может там как-то дюже вкусно можно пропустить рюмочку травяницы в портовом баре, когда уже ничего не работает и где из посетителей только пара полицейских да мы? А может быть там как-то по-другому улыбаются девушки, когда ты приходишь в магазин, в банк, на почту или просто идешь по улице? В общем не знаю, но факт остается фактом.
     Мне не нравится побережье. То есть вернее его природная составляющая просто восхитительная. Но люди, которые бросают мусор и люди, которые не убирают этот мусор мне очень не нравятся. С этим нужно что-то делать. Причем срочно. А еще мне не нравится пожарная служба. Мы видели, как горел лес и как пожарные без суеты и фанатизма за этим наблюдали. Огонь присмирел только ближе к утру. Я все понимаю, финансирование и так далее, но лес жалко. На всю страну со слов хозяина наших апартаментов, с которым мы это обсудили, один вертолет. Сейчас, говорит, возле Подгорицы еще горит, поэтому тушит там. В общем слов нет.
     Мне понравились черногорские музеи. Они, понятное дело, небольшие, но в их местечковости и кроется их очарование. Самобытные картины местных художников в Цетине, пропахшие морем коллекции в морском музее в Которе, душевные покои во дворце короля Николы в Баре – заходите в любой из них или в другой, и вы не пожалеете. Они полны интересных находок для вашего багажа знаний.
     Мне не понравился знаменитый Святой Стефан. А как он может понравится если туда невозможно попасть? Со стороны красиво, конечно, но от осознания мысли, что пропуском в одну из жемчужин Адриатики может явиться только снятый номер в отеле Aman Sveti Stefan (всего-то каких-то две тысячи евро за номер за сутки в мае 2018 года, про июль даже боюсь подумать) почему-то становится не так красиво. Не очень понимаю, за что тут можно платить такие деньги? Я останавливался в Метрополе в Москве, Хайате в Париже, Кемпински в Гамбурге и так далее.  Есть с чем сравнить.
     Мне понравились заповеди черногорцев. Не удержусь и приведу их здесь тоже:

  1. Человек рождается утомлённым, и живет, чтобы отдыхать.
    2. Люби кровать свою, как самого себя.
    3. Днём отдыхай, чтобы ночью ты мог спать.
    4. Не работай — работа убивает.
    5. Если увидишь отдыхающего — помоги ему.
    6. Работай меньше, чем можешь, а если вообще что-то можешь, пусть другой этим займётся.
    7. В тени — спасение. Отдыхая в её объятиях, ещё никто не умер.
    8. Труд ведет к болезням — не умри молодым.
    9. Если у тебя внезапно появится желание работать, сядь и успокойся, оно пройдёт само.
    10. Если увидишь выпивающих и закусывающих — присоединяйся. А если увидишь работающих — немедленно уходи: их нельзя беспокоить.

Ну разве не прелесть?


     Мне не понравился Ульцин. Ни пляж, где, когда дует ветер, песок набивается везде, куда только можно. Ни город, какой-то он слишком перенаселенный. Один раз, конечно, съездить можно, но не более.
     И наконец, мне конечно, нравится Боко-Которская бухта и Скадарское озеро, но в полном восторге я нахожусь до сих пор только от Пивского озера и реки Пивы.  Дивная для глаз картина начинается в Плужине и дальше даже в великом и могучем языке Тургенева и Толстого я боюсь не найти слов, которые могли бы описать ее в полной мере. Это при том, что озеро рукотворное и родилось благодаря плотине. А какие тут бабочки!
     Мы купили три банки прекрасного пивского меда, наливки, были одарены еще банкой меда и осыпаны самыми наилучшими пожеланиями доброй дороги, что прямо расчувствовались и не хотели уезжать. Скоро впереди замаячила очередь на боснийской границе, единственная, кстати, за все путешествие, бабочки улетели, а я подумал, что никогда в Черногорию специально не стремился, но она, каким-то чудным образом всегда оказывалась у меня на пути. Надеюсь, эта сложившаяся традиция сохранится в будущем.
     Для справки. Стоимость апартаментов у моря в июле опровергает миф о том, что в Черногории можно отдохнуть бюджетно, а вот если смотреть жилье не на первой линии, а чуть подальше, скажем так, в пяти минутах на машине, можно найти просто чудо-варианты. Мы взбирались на машине все выше и выше и наконец нашли наш дом на склоне горы между Баром и Сутоморе. Очень приветливый хозяин, бассейн и просто потрясающий вид на море. Цена вопроса 398 евро за восемь ночей в просторных двухкомнатных апартаментах с кухней на четверых. Почти все время, что мы там жили, больше в доме никого не было, так что мы можно сказать получили в свое распоряжение почти целый дом. Справедливости ради надо сказать, что даже когда у нас появились соседи, мы это не очень замечали, так как все удачно спланировано.  Постояльцы отеля из Сан Стефано думаю нервно курят в сторонке. Sutomore forever!

post

Неспешная Болгария

Неспешная и доброжелательная Болгария.
 
     Не то чтобы трудно найти человека, который не отдыхал в Болгарии, но тех, кто отдыхал там найти все-таки легче. Однако в Софии или Плевне, или как ее сейчас называют Плевене, были из отдыхающих далеко не все, поэтому мы включили эти города в наше путешествие. От побережья София действительно далековато расположена, может быть поэтому отцы этого города не торопятся реконструировать центр. На нас он произвел, скажем честно, достаточно удручающее впечатление своей неухоженностью, и неопрятностью. В отличие от той же Плевны – чистенькой, во многом хорошо отреставрированной и уютной. В Плевне мы сходили в музей обороны города. Попасть туда не просто. Экскурсии проходят каждые полчаса. Но, опоздал на минутку – жди следующий сеанс. Хоть и людей больше нет. Все равно жди. А сотрудники музея пока курят и общаются друг с другом.  Тоже не торопятся. При этом они очень доброжелательны и я, пожалуй, чуть ли не впервые услышал «Большое спасибо русским за наше настоящее!» А то, что это звучит сегодня, во времена, когда в Европе и России настолько все изменилось по сравнению с совсем недавним прошлым, это слышать вдвойне приятно.


     Еще в Болгарии не нужны деньги. Ну совсем не нужны. Например, в бюро информации в Плевне нам не стали продавать карту города, а просто ее подарили. Тут понятно, красивый гостеприимный жест. А в Софии? Мы с Ярославом утром пошли на рынок, чтобы купить помидоров, знаменитого перца и фруктов в дорогу. Не в шесть утра, в восемь, когда у меня дома на Украине или в Италии на рынке уже и делать-то нечего, все раскупили давно. А тут мы с удивлением обнаружили сонных продавцов, которые без суеты, только-только раскладывали свой товар! Это летом, на юге! Мало того, они нам ничего не продали, мотивируя свой отказ тем, что еще не открылись! Я настолько растерялся, что не попросил подарить. Может быть опять был бы жест красивого гостеприимства?
     В общем соберетесь в Болгарию, езжайте сразу в глубь страны. Хорошие люди, никуда не спешат и деньги не нужны. Да! Голодными не останетесь, в ресторане вечером с нас за ужин деньги все же взяли. Медленно так, с неохотой. Но взяли, слава Богу. А то я уж волноваться начал, думал может отменили их окаянных совсем, пока я по радио в дороге только музыку слушал.

post

Трудолюбивая Албания

Трудолюбивая Албания.

Разные я читал и слышал отзывы об этой стране перед поездкой. И хорошие, и плохие. Как всегда, истина лежит где-то посередине. Мы ночевали в Албании всего одну ночь, и хоть и проехали по ее дорогам от озера Охрид до Берата, а потом к черногорской границе, но все это было слишком быстро, чтобы составить какое-то осмысленное мнение о стране. А вот первое впечатление Албания оставила положительное. Нормальные дороги, где-то получше, где-то обычные. Вокруг дорог почему-то нам запомнилось два вида пейзажа: поля, на которых трудятся крестьяне и бесчисленные придорожные базарчики, где плоды их труда хорошего качества по очень недорогим ценам продаются, и башенные строительные краны, где-то всегда виднеющиеся на горизонте, или вплотную приближающиеся к обочине где-нибудь неподалеку от более-менее больших городов.
Центр Берата находится под охраной Юнеско. Поселение в этих местах существует с незапамятных времен. Основал еще македонский царь Кассандр. Потом входил в состав то болгарского, то сербского королевства, то эпирского деспотата, пока в 1450 году не был включен в состав Османской империи и не пробыл в ее составе аж до 1912 года. Именно за хорошо сохранившейся образец городской застройки времен турецкого владычества Берат и попал под крыло Юнеско.


Мы живем где-то в середине крепостной горы, в самом сердце старого бератского квартала. К нашему отелю нельзя подъехать на машине, и мы достаточно далеко тащим по выложенным булыжником узким каменным переулкам, среди глухих заборов свой дорожный скарб. Авто можно бесплатно оставить на стоянке на площади неподалеку. Приятная неожиданность для тех, у кого парковка в Старом Таллинне стоит 4 евро в час. Отель – супер. Прекрасная терраса с видом на город, хорошие номера. К этому им нужно чуток завтрак привести в соответствие с антуражем отеля. В том смысле, что завтрак хороший: чай или кофе, яичница, сосиска, сыр джем. Но завтрак безликий: такой мог быть где угодно, в Туле или Берлине. Здесь же я ожидал, что-то вроде масла в глиняном горшочке, свежий мягкий сыр с горным медом, сочные, крупно порезанные помидоры, посыпанные крупной солью и какое-нибудь разноцветное блюдо со арбузными скибками. А после этого, крепкий кофе, какой умеют заваривать и подавать на Балканах в маленьких чашечках. Ну, в общем им есть куда стремиться.
Примерно также можно было бы сказать и о ресторанчике в крепости, где мы ужинали. Но ребята стараются, и я думаю со временем все будет так, как я и описал. Правда, боюсь, что цена будет уже другая, ближе к образцам «Хилтон».
В старой крепости заходим в музей ONUFRI. Посвящен иконографии и византийскому искусству. Музей расположен в церкви Успения Пресвятой Девы Марии и назван в честь Онуфрия, мастера албанской живописи шестнадцатого века. Интересно очень.
Вечером отправляемся на променад вдоль речки. Складывается такое впечатление, что тут собрался на прогулку весь город. Пока гуляем, обращаем внимание, что условно есть два типа албанцев: один, как бы, южный, так как ребята смуглые, а девушки чернявые с пронзительными глазами, и общеевропейский, светлый, который можно узнать только по тому, что человек говорит на албанском языке. В кофейнях нет места, тут же идет бойкая торговля семечками и орешками, шумно и современно. А с горы за всей этой праздной суетой наблюдают старые белые домики. Перемигиваясь светом в окошках, они шепотом обсуждают происходящее внизу и засыпают, еще крепче прижавшись к этой древней земле, которая с теми, кто на ней живет заслуживает, мне кажется большего и, что хорошо, они вместе работают над этим.

post

Неизвестная Македония

Неизвестная Македония.

 

     Вечером, перед отъездом в Македонию, листаем красивые туристические буклеты посвященные ей с московской туристической выставки. Загадочно так пишут: «Македония – страна Прикосновений, страна Взгляда и Зрительных Ощущений и страна Вкуса». Почему-то сказка про «Алису в Зазеркалье» сразу на ум приходит. А в конце сообразно началу, эпитет соответствующий прилагается от Ван Гога, Джона Китса и Гете.  Со вкусом понятно. Мясо на гриле, «небесная роса», она же ракия, и Вранач или Вранец – давно мной уважаемый сорт винограда, вина из коего было выпито не один декалитр. А вот что это за Страна Прикосновений? Вот так мы отправились в неизвестность.        
     Я не могу сказать, что на границе с Румынией или Болгарией были очереди, но там были машины. Как только мы свернули с трассы А3, ведущей к северным районам Греции машин стало резко меньше, а уж ближе к границе с Македонией они исчезли в принципе. Паспортный контроль мы проходили в гордом одиночестве. Пограничники рассматривали наши московские номера с удивлением, но любопытствовать и расспрашивать кто мы и как нас сюда занесло не стали, так как, видимо, мы их отвлекли от одного из самых серьезных балканских дел – отдыха, и они торопились вернуться к своему важному занятию.


     Наша первая остановка – Куклицы. Указателей с трассы Е 871 на саму природную достопримечательность нет, только на деревушку Кратово и съезд R2232. Я на всякий случай уточнил правильно ли я сворачиваю у притаившихся под кустом местных гаишников, охотящихся из засады на быстробегущие автомобили. Про себя подумал, что хорошо, что я поворот искал и поэтому медленно ехал, а так бы точно попал в их лапы: место такое классическое, видно хорошо, катишь с пригорочка, дорога хорошая так педальку газа и тянет поднадавить. Полицейские забывают про свою охоту и подробно рассказывают,  как лучше проехать, какие у них тут славные места и, кажется, что еще чуть-чуть и они отправятся нас сопровождать. Славные ребята, когда сытые и не охотятся, конечно. Поначалу едем по асфальту потом сворачиваем на проселочную дорогу и вот тут как раз и появляются деревянные таблички-указатели. Дорога повторяет изгибы небольшой горной речушки, вода чистая, прохладная. Наши девушки с большим удовольствием побродили в ней на обратном пути.  А вот и цель нашего съезда с основной трассы – причудливо изъеденные эрозией за тысячи лет скалы, высокие истуканы, напоминающие своими очертаниями людей.  Местные называют их «Веселая свадьба». По легенде один юноша отверг любовь девушки и решил жениться на другой. В самый разгар свадьбы, когда они хотели поцеловаться, наложила брошенная девушка на них чары и превратились они и их гости в камень. Услышав легенду, я правда не понял, почему свадьба «веселая»? Тут не до веселья совсем. Но это всего лишь легенда. А вот полное отсутствие кого-либо еще кроме нас – правда.  А ведь сегодня 11 июля. Середина лета! И никого.
     Возвращаемся на трассу, чтобы через какое-то время вновь свернуть на этот раз уже к местам рукотворным – Монастырю Святого Великомученика Георгия в селе Старо Нагоричане. Собственно, от монастыря осталась только церковь, но она заслуживает очень пристального внимания. Первоначально была построена в XI веке, потом перестроена и дошла в том виде, который мы видим с 1313 года. Удивительное место со своей атмосферой, наполненной какой-то очень хорошей и положительной энергией, хотя  поверьте друзья, я крайне далек от экзотерики, а какие дивные фрески! Приятный смотритель нам все показал, рассказал историю монастыря и проживавшего неподалеку отшельника Прохора. Мы потом из благодарности накупили в церковной лавке вина и всякой мелкой всячины. В общем остались очень довольны посещением. А уж когда на обратном пути еще и алычи нарвали на диком дереве как в детстве, так уж совсем счастливые поехали дальше.
     Небольшое пояснение к упомянутому выше нашему плотному общению с местными товарищами. Свободное владение украинским языком, который с моей точки зрения все-таки ближе, чем русский к нашим братьям-славянам на Балканах,  существенно улучшает взаимопонимание. Я, кстати, если бы у меня было время с большим бы удовольствием выучил бы какой-нибудь балканский язык. Нравится мне эта тема. Например, ну ведь здорово звучит «сладолед»! Намного вкуснее, чем «мороженное».
     По пути заехали в Тетово, чтобы поменять денег (на границе это сделать было нельзя, а Скопье мы отложили на следующий визит и объехали по объездной дороге), и зайти в мечеть Шарена джамия или Пестрая мечеть. По описанию и фоткам – одно из самых красивых зданий в Македонии. Увы. Деньги я поменял, а вот с мечетью не склалось как-то. Сразу она нам не попалась на глаза, потому как в Тетово пестрая не только мечеть, но и вообще целиком весь город. Сплошной рынок. По крайней мере на улице Тито, по которой мы въехали. Заранее я не посмотрел в интернете, где она находится, решение заехать было спонтанным, указателей нет, время поджимает. В общем, как и Скопье, перенесли на неопределенное будущее.  Тетово – столица македонских албанцев, что неудивительно, учитывая близость Косово. Но, если абстрагироваться от албанцев или не албанцев, это не важно, вид местных товарищей не очень гостеприимный, прямо скажем зачастую уголовный. Это, пожалуй, за все путешествие был единственный раз, когда нам где-то категорически не понравилось.


     Горы быстро развеяли плохие впечатления от Тетово, тем более, что раскинувшаяся вскоре перед нашими глазами гладь Охридского озера может заставить забыть кого угодно и о чем угодно. Одноименный и самобытный город Охрид, расположенный на его берегах, и само озеро внесены в список всемирного наследия Юнеско. Забавно, что у нас во многих странах получается такое путешествие по юнесковским местам, но с другой стороны эта международная организация нас еще не подводила, и все, что имеет к ней отношение действительно уникально и очень красиво. Общеизвестно, что Охридское озеро питают подводные ключи и источники, расположенные на его южном и восточном берегах. По структуре и происхождению в литературе пишут, что оно схоже с Байкалом и Танганьикой, по площади чуть меньше итальянской Гарды, и вообще они чем-то похожи, но вода тут, конечно, совсем другая. Она потрясающе прозрачна! Когда купаешься – дно как на ладони. Нам в этом плане повезло, последнее время было жарко, и вода была для купания самой что ни есть подходящей температуры. К тому же она не имеет специфического «озерного» запаха, который обычно придают воде разные микроорганизмы и водоросли. Они тут, конечно, тоже есть, причем в основном эндемики, но вода реально чистейшая. Не уверен, что у Охрида, наполненном туристами, но где-нибудь в сторонке, мне кажется, ее вполне можно пить.
     В поисках наших апартаментов я остановился на главной площади на набережной у центральной пристани. Тут же ко мне подошел парковщик с местного паркинга и поинтересовался чем он может нам помочь. Хороший парень. Спасибо ему. Он быстро позвонил нашему хозяину, так как в этом небольшом городке, а тем более в центральной его части все явно хорошо знают друг друга, посетовал, что мы ему переплатили (для справки мы сняли большие апартаменты с террасой, выходящей на озеро, за 60 евро на четверых, а наш новый македонский друг оперировал цифрами 20-25 евро на двоих) и, пока мы стояли в ожидании, когда нас встретят и проводят на место, болтал с нами о местном житье бытье. Меня никогда не покидает во время таких разговоров чувство, что в Македонии, что в Черногории, что собеседники слегка растерянны и между строк грустят о своей неожиданно свалившейся на них независимости. Может быть я, конечно, и не прав, но даже в достаточно сытой Хорватии, где я провел очень много времени в 2009 году, мне казалось тоже звучали такие нотки. Местных сепаратистов создали и в дальнейшем, конечно, здорово помогли извне, кому нужно большое и сильное государство на Балканах Югославия? Система управления «разделяй и властвуй» известна со времен Древнего Рима. Но так жаль, что сказка про братьев и прутики, которые легко ломаются по отдельности и никогда не ломаются соединенные вместе, так и осталась сказкой и никого, и ничему не научила.
     Ужинали и завтракали мы на нашей террасе. Можно было, конечно, сходить в один из многочисленных местных ресторанов, но у нас была такая замечательная терраса с таким видом на озеро, что мы решили, что от добра добра не ищут. Нарезали сыра, помыли фруктов, сходили за вином, на горячее купили греческий гирос, заварили чай, благо у нас в апартаментах чайник и прочие необходимые для чаепития принадлежности были в наличии и погрузились в нирвану. А как еще можно назвать состояние полного удовлетворения человека, наблюдающего как солнце красиво отражаясь в воде заходит за далекие горы, как меняется с наступлением сумерек цвет черепичных крыш и цветов, увивающих ажурные решетки, и как искрится последними капельками дня вино на тонких стенках хрупкого бокала.  На романтику потянуло. Конечно, человек заточил не полезный, но очень вкусный гирос, надулся вина стáканами на свежем воздухе, а тут еще пианина в комнате стоит. Музыка на закате. Вот соседи порадовались моей игре на пианине. Тем более, что я давненько, как говорится, не брал в руки шашки, и законченное в детстве образование в музыкальной школе, уже не так очевидно к 44 годам.  Мы, конечно, погуляли по городу, сходили в крепость, но честно говоря именно пляж и ужин н террасе заставили нас жалеть, что мы не задерживаемся тут еще на пару дней.
     Если возвращаться к теме Страны Вкуса, то как-то выпало из нашего внимания исследование диковинных сортов винограда Станушине, Смедеревка, Жилавка, Прокупец и Темьяника.  Так что Македония так и осталась неизвестной. Будем организовывать новые экспедиции. А что? Красиво звучит: «В поисках Темьяники». 

post

Красочная Румыния

Красочная Румыния.

 
     Почему? Да потому что эта страна – палитра, смешанная из желтых подсолнухов, голубого неба, изумрудных Карпат, красных черепичных крыш, синевы водопадов, черных цыганских шляп и поясов, и белых румынских вышиванок.
     Я почему-то никогда не хотел съездить в Румынию. Может оттого, что в детстве достаточно много провел времени в Молдавии, в Тирасполе, и ошибочно считал, что особой разницы нет и ехать нет смысла. Может оттого, что после подъема «железного занавеса» и какого-то времени на зарабатывание первых свободных денег мы поехали в Париж и надолго, и не безосновательно, был очарованы Францией, и уж точно оттого, что Румыния, хоть и является настоящей морской державой лежала вдали от моих яхтенных путешествий. А в процессе подготовки к поездке на машине я стал читать и тут, вдруг, понял, что на самом деле недалеко от нас есть просто сокровищница природных красот, самобытной культуры и исторического наследия. У читателя, конечно, может сложиться мнение, что каждая страна у меня вызывает только описания с приставками «пре» — прекрасная и так далее. И отчасти он будет прав так как я считаю, что мир настолько богат и разнообразен, что в каждом его уголке можно найти что-то особенное и интересное, и именно поэтому наша Земля так красива. Но, повторюсь, лишь отчасти. Нельзя сравнивать страны, они по-своему особенны. Просто в каждом субъективном рейтинге, а он не может быть объективным по определению так как мнение любопытствующего путешествующего складывается из множества факторов начиная от его компании или ее отсутствия и заканчивая длиной очереди на паспортный контроль, каждый   сам формирует свои группы по интересам. Был я, например, как-то в Люксембурге. Хорошо. Но больше не поеду. И не потому, что что-то случилось. Но больше не хочу. А вот в Румынию еще раз — хочу.

     Мы старались проложить маршрут таким образом, чтобы он, во-первых, не противоречил продвижению к конечной цели нашего путешествия – Черногории, а, во-вторых, остановки на пути были как известные для широкой публики, так и не очень. Интересные факты о Румынии, собранные мной из разных источников.

  1. Румынская экономика пока не блещет своими показателями с точки зрения заработных плат и социальных льгот, зато находится на тринадцатом месте в 2016 году в Европе по уровню ВВП и обладает хорошими динамическими показателями развития и потенциалом. В отличие от многих европейских стран убивших свою промышленность, в Румынии успешно работает не только аграрный сектор, но и машиностроение, металлургия, химическая и деревообрабатывающая промышленности.
  2. Румыния – это семь объектов включенных в список Юнеско: дельта Дуная, деревни с укрепленными церквями в Трансильвании, монастырь в Хорезу, церкви исторической области Молдова, исторический центр Сигишоара, деревянные церкви исторической области Марамуреш и крепости даков в горах Орэштие.
  3. Румыния производит вина чуть меньше Португалии, но больше, чем Венгрия или Греция.
  4. Европе в целом трудно соревноваться в количестве населения с Москвой или Стамбулом, с их перевалившими за десяток миллионами, но не такой уж Бухарест и «маленький Париж», как его описывают в путеводителях, 2106144 жителя в 2016 году, а в самом Париже 2254262 в том же году. Бухарест больше Вены, Гамбурга или Праги.
  5. Румыния, что при Георгиу-Дежа, что при Чаушеску была одной из самых «несоциалистических» республик социалистического блока. Она не поддержала ввод советских войск в Чехословакию в 1968, отправила своих спортсменов в Лос-Анжелес 1984 и делала еще много такого, что выделяло ее из общего ряда поклонников коммунизма. Да и личности ее лидеров и их роль в истории еще долго будут не до конца оценены потомками.

     Окончание зоны действия шенгенской зоны на границе Венгрии и Румынии вылилось в получасовое ожидание паспортов с въездными печатями. Правда венгерских пограничников мы не увидели, доверились они полностью своим румынским коллегам. Пока солидные дяди в кителях с аксельбантами расхаживали туда-сюда по пограничному пункту вспомнился эпизод из классиков: «Великий комбинатор с достоинством поклонился и внятно произнес специально заученную фразу:  
— Траяску Романиа Маре! 
Он ласково заглянул в лица пограничников, едва видные в полутьме. Ему показалось, что пограничники улыбаются.  
— Да здравствует великая Румыния! — повторил Остап по-русски.
— Я старый профессор, бежавший из московской Чека!»
Как известно пересечение границы для Остапа Ибрагимовича закончилось печально. В нашем случае, все было не так грустно, но уже покидая эту страну я налетел на штраф за отсутствие той самой виньеты для платных дорог, подобную которой мы покупали в Венгрии. Сам, конечно, виноват, просмотрел я это дело, а хитрые румыны (в отличие от венгров, где даже не зная заранее не купить виньету невозможно: на границе есть объявления, указатели и так далее) информацию о платных дорогах нигде на въезде не разместили, а вот на выезде эту бумажку исправно спрашивают.
     Практически сразу после въезда проезжаем через цыганское село. Все как у нас было дома на Украине, огромные дома с пестрой архитектурой и полным отсутствием вкуса в традиционном понимании этого вопроса, как бы цыганский стиль, традиции, однако. К слову, в дальнейшем, мы понятное дело цыган встречали, но не так много, как принято думать. В Румынии живут все-таки румыны.
     В Deva мы останавливаемся снять местных денег в банкомате. Кстати, за время нашего пребывания в Румынии я пользовался двумя банкоматами: Райффайзенбанка и Банка Трансильвания. Последний – рекомендую, проценты на снятие намного меньше. После скажем так, технической остановки, остановка экскурсионная – замок Hudenoara.
     «Мы были на дворе обширного, развалившегося замка, высокие окна которого были темны и мрачны, а обломанные зубчатые стены при свете луны вытянулись в зигзагообразную линию.» Это описание замка Дракулы в первой главе книги Брэма Стокера. Под него попадает большая часть замков от Шотландии до Кипра. Почему-то считается что замок Дракулы в Бране, а вот вдохновителем писателя был замок в Худеноаре. Но все это выдумка. Стокер никогда не был в Трансильвании, что же касается Дракулы, то тут фантазия бесконечна. Вот кто точно был в замке, так это съемочная группа какой-то английской передачи про пара нормальные явления – искали духов. Не нашли. А надежды были. Например, найти дух одного из пленных турок, которые будто бы 15 лет тут копали колодец. Может плохо искали?
     Солнышко. Стога сена. Ухоженные села. Ну какой, нафик, Дракула? Красота вокруг, благодать благодатная! Обгоняем повозку, запряженную лошадкой, неспешно везущей хворосту воз. Правда не слышно, как отец возницы рубит его в лесу, только птицы поют заливисто.
     Ненадолго останавливаемся в Сибиу. Тут нас интересует интересная архитектура домов. Их крыши устроены таким образом, что окошки со стороны выглядят как глаза. Очень необычно. Уже почти затемно добираемся до наших апартаментов в Сигишоаре. Это частный дом.  Вернее, два дома. Хозяева живут в одном, а во втором сдают комнаты. Очаровательная хозяйка, есть место для парковки, прекрасные комнаты, во дворе есть летняя кухня. Недостаток только один – именно на их улице нет таблички с названием, поэтому мы сделали пару кругов, даже с использованием чуда современной техники навигатора в телефоне. Кстати, во всех остальных местах я пользовался исключительно бумажными картами, ибо предпочитаю их другим способам ориентирования на местности.  
     Утром 8-го июля гуляем по Сигишоаре. Поднимаемся в Часовую Башню. Тут интересный музей города, а на самом верху небольшая экспозиция, посвященная часам. К тому же отлично видно и сам механизм. Всячески рекомендую. Со смотрового балкончика отличный вид на центр города.  Местами улочки напоминают нам старый Таллинн. Недаром тут тоже жили немцы. Жаль, что история так распорядилась с ними. Ведь они пришли сюда в 12 веке как горных дел мастера. А уехали в Германию уже в пятидесятые двадцатого века. С этим во многом связано то, что облик городков и сел резко меняется, когда мы покидаем Трансильванию. А мы в скором времени делаем это. По пути заезжаем в еще один памятник Юнеско церковь-крепость Biertran. Мы уже были прошлым вечером в такой же в Valea Viilor, но было уже темно, поэтому решили все-таки включить Бертран в наш маршрут. История появления укрепленных церквей очень проста, при появлении внешней угрозы Трансильвании немцы решили, что проще, дешевле и быстрее укрепить церкви, чем строить новые крепости. Интересно, что в одном из помещений внизу была так называемая супружеская тюрьма. Супруги, которые хотели развестись запирались там на две недели и если примирялись, то могли выйти в любое время раньше. На двоих им выдавали одну ложку, одну тарелку и, понятное дело, одну кровать, но маленькую. Говорят, за триста лет правления епископов, развелась только одна пара. Может есть смысл перенять опыт старших товарищей?
       А дальше были горы. На развилке, перед съездом на дорогу 7с или, другими словами, трансфэгэрашское шоссе с Е68 мы заправляемся и, проехав буквально несколько километров по полям начинаем подниматься по серпантину на северный склон Карпатских гор. Первое, что бросается в глаза, это большое количество местных машин, которые поднимаются вместе с нами или спускаются навстречу. Семьи с детьми, веселые молодежные компании, убеленные сединами пенсионеры, и, повторюсь, почти все – местные. Практически за каждым поворотом можно встретить на обочине кого-нибудь, раскладывающего на походном столике закуски и уж тем более не стоит рассчитывать, что в местах, где можно остановиться и полюбоваться прекрасным видом вы будете это делать в гордом одиночестве. Очень популярное место. В нескольких местах, в первую очередь у водопада и озера на самом верху есть не просто большие оборудованные стоянки, но и отели со всей инфраструктурой. А любоваться есть чем. Сочная зелень лугов, бурлящие среди камней горные ручьи, неприступные скалы поросшие стройными смереками. Так называют в украинских Карпатах хвойные деревья, похожие на ель европейскую, но с моей точки зрения все-таки отличающуюся от нее, хотя насколько я понял единого мнения нет. Смерека, конечно, скорее народное название. Говорят, что пошло от слова «смеркается», так как, когда заходишь в лес, состоящий из них, как будто становится темнее. Единственная неувязочка у версии, что по-украински слова «смеркается» и «сумерки» переводятся как «сутеніє» и «сутінки». Ну да ладно. Вернемся на трассу. После перевала останавливаемся у одного из водопадов и покупаем на лотке домашнюю колбасу и сыр. Хлеб у нас есть, пока едем дальше, не теряя время подкрепляем силы этой вкусной и здоровой пищей. Лучше, конечно было бы запивать домашнюю колбасу и сыр, домашним вином, но, с вином придется подождать до Бухареста. Путеводитель пишет, что дорога построена румынскими военными, и говорят, что особой необходимости в ней не было. Самая высокая точка именно дороги 2034 метра. Не знаю. На мой взгляд от строительство любой новой дороги хуже не будет (мы не берем, конечно, сейчас во внимание заповедники и прочие особые случаи). А в случае с трансфэгэрашем и мы, все те, кого мы на ней встречали были счастливы —  дорога, просто супер! Я бы еще при случае прокатился. Тем более, что мы не погуляли возле озера и не остановились возле крепости Поенари (Poienari).
     Бухарест как-то сразу расположил нас к себе. В архитектуре с Будапештом я особой разницы не заметил: иногда такая же помпезная, иногда такая же изысканная, иногда такая же «совковая», как и на просторах бескрайней Родины. А вот туристов, конечно, в разы меньше и поэтому в Бухаресте спокойнее и не так суетно. Мы погуляли по историческому центру, заглянули на рынок к антикварам, посмотрели на работы румынских художников в Национальной галерее. Конечно, зашли в церковь Святого Деметриоса, она же Дмитрия и прекрасно пообедали в аутентичном ресторане с румынской кухней «Crama Domneasca». Ароматная чорба, нежнейший язык, форель с хрустящей корочкой – обед вышел на славу (опять-таки для справки 212 лей плюс 21 лей чаевые, что по курсу 4,64 составляет примерно 50 евро, что практически ровно на 25 евро дешевле обеда в Будапеште, при сопоставимом качестве и наборе блюд на четверых без вина).  
    В Бухаресте мы сняли небольшой бутик-отель и один из наших номеров был на первом этаже. Вечером можно спокойно выйти из номера и тут же в маленьком дворике пару столиков и стульев. Шум улиц замирает, под сенью раскидистого дерева можно выпить бокал вина и построить планы на будущее. Например, вырисовывается такой новый маршрут: капельку Бухареста, дельта Дуная с остановкой на купание в Черном море, Ясссы в Молдове и те места в Трансильвании, которые в этот раз остались без наших стоп, а напоследок «Железные Ворота» Дуная. Это не меньше недели. Отлично! Будем над этим планом пока думать!

Вокруг Тринакрии. Журнал «Капитан Клуб» №3 2008

Десять лет назад мы обошли вокруг Сицилии и сделали свое первое маленькое яхтенное «кольцо». Интересно, какие кольца нас ждут в следующем десятилетии?
Вокруг Тринакрии. Капитан Клуб 2008-3

Через океан на «Апостоле» или несколько дней из жизни кока. Журнал «Капитан клуб» №2 2005

Первое большое приключение в Океане. Из дневников плавания на яхте «Апостол Андрей» в рамках кругосветной экспедиции Николая Литау вокруг Антарктиды.
Через океан на Апостоле или несколько дней из жизни кока. Капитан Клуб 2005-2