post

Неизвестная Македония.

 

     Вечером, перед отъездом в Македонию, листаем красивые туристические буклеты посвященные ей с московской туристической выставки. Загадочно так пишут: «Македония – страна Прикосновений, страна Взгляда и Зрительных Ощущений и страна Вкуса». Почему-то сказка про «Алису в Зазеркалье» сразу на ум приходит. А в конце сообразно началу, эпитет соответствующий прилагается от Ван Гога, Джона Китса и Гете.  Со вкусом понятно. Мясо на гриле, «небесная роса», она же ракия, и Вранач или Вранец – давно мной уважаемый сорт винограда, вина из коего было выпито не один декалитр. А вот что это за Страна Прикосновений? Вот так мы отправились в неизвестность.        
     Я не могу сказать, что на границе с Румынией или Болгарией были очереди, но там были машины. Как только мы свернули с трассы А3, ведущей к северным районам Греции машин стало резко меньше, а уж ближе к границе с Македонией они исчезли в принципе. Паспортный контроль мы проходили в гордом одиночестве. Пограничники рассматривали наши московские номера с удивлением, но любопытствовать и расспрашивать кто мы и как нас сюда занесло не стали, так как, видимо, мы их отвлекли от одного из самых серьезных балканских дел – отдыха, и они торопились вернуться к своему важному занятию.


     Наша первая остановка – Куклицы. Указателей с трассы Е 871 на саму природную достопримечательность нет, только на деревушку Кратово и съезд R2232. Я на всякий случай уточнил правильно ли я сворачиваю у притаившихся под кустом местных гаишников, охотящихся из засады на быстробегущие автомобили. Про себя подумал, что хорошо, что я поворот искал и поэтому медленно ехал, а так бы точно попал в их лапы: место такое классическое, видно хорошо, катишь с пригорочка, дорога хорошая так педальку газа и тянет поднадавить. Полицейские забывают про свою охоту и подробно рассказывают,  как лучше проехать, какие у них тут славные места и, кажется, что еще чуть-чуть и они отправятся нас сопровождать. Славные ребята, когда сытые и не охотятся, конечно. Поначалу едем по асфальту потом сворачиваем на проселочную дорогу и вот тут как раз и появляются деревянные таблички-указатели. Дорога повторяет изгибы небольшой горной речушки, вода чистая, прохладная. Наши девушки с большим удовольствием побродили в ней на обратном пути.  А вот и цель нашего съезда с основной трассы – причудливо изъеденные эрозией за тысячи лет скалы, высокие истуканы, напоминающие своими очертаниями людей.  Местные называют их «Веселая свадьба». По легенде один юноша отверг любовь девушки и решил жениться на другой. В самый разгар свадьбы, когда они хотели поцеловаться, наложила брошенная девушка на них чары и превратились они и их гости в камень. Услышав легенду, я правда не понял, почему свадьба «веселая»? Тут не до веселья совсем. Но это всего лишь легенда. А вот полное отсутствие кого-либо еще кроме нас – правда.  А ведь сегодня 11 июля. Середина лета! И никого.
     Возвращаемся на трассу, чтобы через какое-то время вновь свернуть на этот раз уже к местам рукотворным – Монастырю Святого Великомученика Георгия в селе Старо Нагоричане. Собственно, от монастыря осталась только церковь, но она заслуживает очень пристального внимания. Первоначально была построена в XI веке, потом перестроена и дошла в том виде, который мы видим с 1313 года. Удивительное место со своей атмосферой, наполненной какой-то очень хорошей и положительной энергией, хотя  поверьте друзья, я крайне далек от экзотерики, а какие дивные фрески! Приятный смотритель нам все показал, рассказал историю монастыря и проживавшего неподалеку отшельника Прохора. Мы потом из благодарности накупили в церковной лавке вина и всякой мелкой всячины. В общем остались очень довольны посещением. А уж когда на обратном пути еще и алычи нарвали на диком дереве как в детстве, так уж совсем счастливые поехали дальше.
     Небольшое пояснение к упомянутому выше нашему плотному общению с местными товарищами. Свободное владение украинским языком, который с моей точки зрения все-таки ближе, чем русский к нашим братьям-славянам на Балканах,  существенно улучшает взаимопонимание. Я, кстати, если бы у меня было время с большим бы удовольствием выучил бы какой-нибудь балканский язык. Нравится мне эта тема. Например, ну ведь здорово звучит «сладолед»! Намного вкуснее, чем «мороженное».
     По пути заехали в Тетово, чтобы поменять денег (на границе это сделать было нельзя, а Скопье мы отложили на следующий визит и объехали по объездной дороге), и зайти в мечеть Шарена джамия или Пестрая мечеть. По описанию и фоткам – одно из самых красивых зданий в Македонии. Увы. Деньги я поменял, а вот с мечетью не склалось как-то. Сразу она нам не попалась на глаза, потому как в Тетово пестрая не только мечеть, но и вообще целиком весь город. Сплошной рынок. По крайней мере на улице Тито, по которой мы въехали. Заранее я не посмотрел в интернете, где она находится, решение заехать было спонтанным, указателей нет, время поджимает. В общем, как и Скопье, перенесли на неопределенное будущее.  Тетово – столица македонских албанцев, что неудивительно, учитывая близость Косово. Но, если абстрагироваться от албанцев или не албанцев, это не важно, вид местных товарищей не очень гостеприимный, прямо скажем зачастую уголовный. Это, пожалуй, за все путешествие был единственный раз, когда нам где-то категорически не понравилось.


     Горы быстро развеяли плохие впечатления от Тетово, тем более, что раскинувшаяся вскоре перед нашими глазами гладь Охридского озера может заставить забыть кого угодно и о чем угодно. Одноименный и самобытный город Охрид, расположенный на его берегах, и само озеро внесены в список всемирного наследия Юнеско. Забавно, что у нас во многих странах получается такое путешествие по юнесковским местам, но с другой стороны эта международная организация нас еще не подводила, и все, что имеет к ней отношение действительно уникально и очень красиво. Общеизвестно, что Охридское озеро питают подводные ключи и источники, расположенные на его южном и восточном берегах. По структуре и происхождению в литературе пишут, что оно схоже с Байкалом и Танганьикой, по площади чуть меньше итальянской Гарды, и вообще они чем-то похожи, но вода тут, конечно, совсем другая. Она потрясающе прозрачна! Когда купаешься – дно как на ладони. Нам в этом плане повезло, последнее время было жарко, и вода была для купания самой что ни есть подходящей температуры. К тому же она не имеет специфического «озерного» запаха, который обычно придают воде разные микроорганизмы и водоросли. Они тут, конечно, тоже есть, причем в основном эндемики, но вода реально чистейшая. Не уверен, что у Охрида, наполненном туристами, но где-нибудь в сторонке, мне кажется, ее вполне можно пить.
     В поисках наших апартаментов я остановился на главной площади на набережной у центральной пристани. Тут же ко мне подошел парковщик с местного паркинга и поинтересовался чем он может нам помочь. Хороший парень. Спасибо ему. Он быстро позвонил нашему хозяину, так как в этом небольшом городке, а тем более в центральной его части все явно хорошо знают друг друга, посетовал, что мы ему переплатили (для справки мы сняли большие апартаменты с террасой, выходящей на озеро, за 60 евро на четверых, а наш новый македонский друг оперировал цифрами 20-25 евро на двоих) и, пока мы стояли в ожидании, когда нас встретят и проводят на место, болтал с нами о местном житье бытье. Меня никогда не покидает во время таких разговоров чувство, что в Македонии, что в Черногории, что собеседники слегка растерянны и между строк грустят о своей неожиданно свалившейся на них независимости. Может быть я, конечно, и не прав, но даже в достаточно сытой Хорватии, где я провел очень много времени в 2009 году, мне казалось тоже звучали такие нотки. Местных сепаратистов создали и в дальнейшем, конечно, здорово помогли извне, кому нужно большое и сильное государство на Балканах Югославия? Система управления «разделяй и властвуй» известна со времен Древнего Рима. Но так жаль, что сказка про братьев и прутики, которые легко ломаются по отдельности и никогда не ломаются соединенные вместе, так и осталась сказкой и никого, и ничему не научила.
     Ужинали и завтракали мы на нашей террасе. Можно было, конечно, сходить в один из многочисленных местных ресторанов, но у нас была такая замечательная терраса с таким видом на озеро, что мы решили, что от добра добра не ищут. Нарезали сыра, помыли фруктов, сходили за вином, на горячее купили греческий гирос, заварили чай, благо у нас в апартаментах чайник и прочие необходимые для чаепития принадлежности были в наличии и погрузились в нирвану. А как еще можно назвать состояние полного удовлетворения человека, наблюдающего как солнце красиво отражаясь в воде заходит за далекие горы, как меняется с наступлением сумерек цвет черепичных крыш и цветов, увивающих ажурные решетки, и как искрится последними капельками дня вино на тонких стенках хрупкого бокала.  На романтику потянуло. Конечно, человек заточил не полезный, но очень вкусный гирос, надулся вина стáканами на свежем воздухе, а тут еще пианина в комнате стоит. Музыка на закате. Вот соседи порадовались моей игре на пианине. Тем более, что я давненько, как говорится, не брал в руки шашки, и законченное в детстве образование в музыкальной школе, уже не так очевидно к 44 годам.  Мы, конечно, погуляли по городу, сходили в крепость, но честно говоря именно пляж и ужин н террасе заставили нас жалеть, что мы не задерживаемся тут еще на пару дней.
     Если возвращаться к теме Страны Вкуса, то как-то выпало из нашего внимания исследование диковинных сортов винограда Станушине, Смедеревка, Жилавка, Прокупец и Темьяника.  Так что Македония так и осталась неизвестной. Будем организовывать новые экспедиции. А что? Красиво звучит: «В поисках Темьяники».