Командам яхт «Аврора» и «Петр 1», а также их гостям посвящается.
 
 
Пустыня, однообразный океан, нетронутые снежные равнины севера,
все безлюдные просторы, как бы они не были унылы, — единственные места на земле, где обитает свобода.
Рокуэлл Кент «Саламина» 1935 год.

      Из небольшой моторной лодки, ловко растолкавшей разномастных сотоварищей и уткнувшейся носом в украшенный резиновыми шинами и местами фигурно сломанными досками причал, вышел небольшого роста, как говорят «крепко сбитый», мужчина в неизвестного цвета, потертой, но добротно выглядевшей теплой куртке, коротких резиновых сапогах и круглой серой шерстяной вязаной шапочке одинаково популярной как у докеров Гамбурга, так и офисных клерков, в ветренную погоду извлекающих ее из портфеля, чтобы защитить голову от осенней прохлады по пути на автостоянку или к метро. Он потянулся, разминая затекшие от сидения ноги, закурил сигарету, и тут же, вернувшись на борт своего небольшого суденышка, словно играючи вытащил оттуда тушу небольшого тюленя, а вслед за ним рюкзак и винтовку. Событие сие не произвело на окружающих ровно никакого впечатления. Окрестная публика продолжала заниматься своими обычными портовыми делами и совершенно не обратила на вновь прибывшего внимание. Также, как и когда он, вызвав по мобильному телефону такси, привязал проволокой к фаркопу за шею тюленя, и о чем-то весело переговариваясь с водителем, уселся со всей своей амуницией в машину на переднее сидение. Машина неспешно тронулась в сторону разноцветных жилых домиков неподалеку, волоча за собой охотничью добычу, оставив только одного удивленного человека в порту – меня…


     Да простят меня защитники диких животных за такую историю. Просто удивлению моему не было границ. 21 век. Недавно я видел автомобильные пробки и тысячи огней больших городов и вдруг, я словно на машине времени оказываюсь на Диком Западе.  Вернее, если быть точным, нет, на Бескрайнем Севере. Добро пожаловать в Гренландию!                             
     Предложение провести остаток лета в яхтенном походе в Гренландии поступило достаточно неожиданно.  Пришлось срочно делать гренландскую визу, причем у меня в Таллинне сделать ее было нельзя и ради нее я поехал в Ригу. Датское консульство сработало очень быстро и вот уже я четвертого августа сел на паром в Хельсинки, откуда пятого улетел утренним рейсом в Рейкьявик. Основная проблема перелета состояла в том, что в Рейкьявике оказалось целых два аэропорта: я и мой товарищ по будущему плаванию Андрей Севастьянов прилетали в один, международный Куфлавик, а улетали из другого, местного. Расстояние между ними на такси около часа, а всего между рейсами два. Плюс получение багажа, другими словами из окна автомобиля мы мельком увидели Исландию и едва-едва успели на регистрацию рейса в Илулисат. Небольшой винтовой «Бомбардье» уверенно набрал высоту, и мы полетели в сторону самого большого острова в мире. В полете Андрей разговорился со стюардессой. Рослая белокурая исландка с радостью вступила в разговор поведав о том, что раньше работала в полиции в какой-то деревне, что там было скучно, разве что по пятницам кто-нибудь подерется, подвыпив горячительных напитков, да и зарплата так себе. Теперь же все намного интереснее, и не смотря на снижение интенсивности полетов зимой и, соответственно сезонному понижению уровня заработка, ей все нравится. А отдыхать она любит в Испании. Так что, друзья мои, если встретите прекрасную исландку на пляжах Барселоны передавайте ей привет. 
          Самолет подрулил прямо к зданию аэропорта. Что-то в этом есть домашнее и теплое, когда тебя встречает не огромный сверкающий огнями аэропорт-мегаполис, а маленькое уютное и теплое здание, где все как будто одна семья. Правда в этот раз вся семья как-то быстро разъехалась, и мы остались одни с нашими двумя здоровенными сумками и пустой стоянкой такси. Буфетчица посоветовала нам топать до города пешком, благо идти недалеко, всего три километра, но мы все-таки напросились в местную машину к разговорчивой гренландке, которая добросила нас до порта. Летом работает с туристами, как раз привезла несколько человек к вылету, зимой живет в Дании, денег с нас, кстати, не взяла. Раз уж зашел разговор, про деньги и прочие необходимые путешественнику нюансы. Билеты в эту часть земного шара совсем не даром. Добираться можно либо через Исландию авиакомпанией Icelandair и Air Iceland, либо через Данию Air Greenland. В одну сторону билет стоит примерно 3700 датских крон или примерно 550 евро до Копенгагена, а дальше уже кому-куда нужно. Очень дорогое такси в Рейкьявике. Поездка между аэропортами (50 км) обошлась в 180 евро. Чашка кофе в кафе Илулисата 40 крон, круассан 20. Час интернета 50 крон. Правда мы нашли кафе «Kangia» в Илулисате с правильной маркетинговой политикой. Один раз платишь за интернет, получаешь пароль, а потом пользуйся на здоровье, главное покупай напитки и закуски во время каждого визита. Специально, конечно, никто не следит, но мы как люди приличные, без чашки кофе на просторы интернета не выходили. Снабжение продуктами неплохое по завышенным, но не предельным ценам. Практически в каждом поселке есть магазин Pisiffik. Зашкаливает стоимость только алкоголя. Бутылка обычного виски стоит от 50 евро, литр местной водки около 80. Простое чилийское вино тоже близко к 50 евро. Особо не разгуляешься. Вот место, где вряд ли можно ожидать, что экипаж судна продаст душу Бахусу в портовых кабачках. Эх, где же мой родной Пирей!
     Мы на борту стальной восемнадцатиметровой яхты «Петр 1».  Добрая яхта со старой историей. Первое имя — «Магнитка».  Построена в 1991—92 в цехах Магнитогорского металлургического комбината Леонидом Белевским, Юрием Пановым и другими.  Длина корпуса 18,5 м, ширина 4,6 м; осадка 3 м.  Судно строилось с целью участия в Grand Regatta Columbus’92 в честь 500-летия открытия Христофором Колумбом Америки (проходила в июне 1992 в США). До Санкт-Петербурга «Магнитку» доставили на автомобиле «Татра», до Гамбурга — на морском контейнеровозе, а уже до Бременхафена яхта пошла своим ходом. Здесь была произведена оснастка судна: установлены мачта, такелаж и паруса. 18 мая 1992 года уже полностью готовая к плаванию легла курсом на Плимут. Маршрут был такой: Бременхафен — Плимут — Азорские о-ва — Бермудские о-ва — Нью-Йорк — Бостон — Галифакс—о. Ньюфаундленд — Дублин — Ливерпуль — оз. Лох-Несс — Бременхафен (28 авг. 1992) — С.-Петербург. Приключения яхты тех лет ее капитан Леонид Белевский описал в книге «“Магнитка” открывает Америку». Потом было еще много подвигов. Яхта обошла вокруг Северного Полюса, а сюда, в Гренландию «Петр» пришел прямиком из Антарктиды. По пути с Азорских островов попал в серьезный шторм, потерял перо руля и гик. Гик и перо в Нууке заварили, так что в целом вид у него бодрый, но подуставший. Рядом стоит его сестра — стальная яхта «Аврора». Она чуть больше и поновее. Работать в бухте Диско мы будем вместе.
06.08.17. Ilulisat
69013’316N
051005’684W
12.30. Выход
     Арктика, Арктикой, а яхтенные законы неизменны. Очень редко случается, чтобы в день приезда гостей и закупки продуктов кто-нибудь куда-нибудь вышел.  Люди вырываются из своего тесного городского мира на свободу, вдыхают ее полной грудью и, конечно же, хотят свернуть горы и сразу покорить океаны. Но долгий перелет, если есть, разница во времени, полные искушений рестораны с яствами, источающими дивные ароматы и запахи, и, наконец, несколько традиционных тостов на борту, плавно переходящих в беседу с разными увлекательными историями, не говоря уже о самой необычности обстановки и размещения в каютах, для тех, кто на яхте первый раз, призывают ко сну даже самых стойких товарищей. В случае же с Гренландией, по прилету получаешь настолько много новых впечатлений, что накладывать на них еще и выход в море просто не реально. К тому же на море опустился туман.
     Внешняя гавань Илулисата предназначена для больших судов, в свете чего мы по ней некоторым образом совершили циркуляцию, переставляясь в разные места и уступая место то круизерам, то серьезного размера рыбакам.  В конечном итоге, мы встали на ночь бортом к рыболовецкому судну LOMUK  NUUK Royal Greenland и компенсировали наши скитания большим пакетом креветок, щедро отсыпанным из его трюма командой гренландцев. За что им огромное спасибо, ибо денег они даже не подумали попросить. Ближе к полудню туман наконец-то начал рассеиваться, и мы стали готовиться к выходу. Подходим к заправке и берем 555 литров дизельного топлива. Дизель стоит 5,55 крон за литр. «Петр» хорошо слушается руля, правда немного непривычно, что слишком много оборотов штурвала нужно сделать, по сравнению с «Невой», для того, чтобы перевести перо руля из одного крайнего положения в другое: целых шесть. 
     Выходим из порта вместе с вереницей потянувшихся в море рыбаков и разномастных лодочек. Но они после выхода уходят севернее, а мы южнее, вплотную приближаясь к месту выхода ледника в море. Поначалу стена льда кажется непрерывной, но вскоре появляются прогалины, проходы, и мы осторожно заходим в царство Снежной Королевы. Сказать, что тут красиво – ничего не сказать. Нежно голубые и белые айсберги самых немыслимых форм и размеров тянутся своими пологими и острыми вершинами к синему небу и отражаются в прозрачной, чуть зеленовато-темной воде моря. Часть из них, согретые солнцем, на глазах тают, истекая веселыми струйками ручейков, обрамленных радугой. Часть искрится, словно хорошо обрамленный бриллиант в руках мастера из Антверпена. В воздухе царит абсолютная и торжественная тишина, нарушаемая лишь урчанием наших двигателей и шелестом разрезающих, гладь воды форштевней, да иногда глухим стуком мелких льдинок о корпус. Человек здесь ничтожно мал, но, чтобы он окончательно почувствовал это, Ее Величество взмахивает рукой и раздается грозный и раскатистый гул, и ледовые великаны трескаются от подошвы до вершины, распугивая стаи морских птиц, присевших отдохнуть на непрочных прозрачных уступах, и содрогается что-то в глубине моря. Но тут, словно желая сгладить крутой нрав этих северных мест и приободрить путешественников, выныривают киты. Их черные спины появляются одновременно с громким вздохом. Исполины играючи шныряют между льдами и нашими яхтами на радость экипажам пуская фонтаны и приветливо помахивая хвостами. Они желают нам доброго пути до Аасиаата. Самые великие художники мира не могли бы сделать лучший последний мазок на картине, чем это сделали киты. Картина идеальна и совершенна.
Aasiaat
68042’493N
052051’504W
23.15. Приход. Расстояние 50 миль.
     Несмотря на доброе китовое напутствие путь до Аасиаата получился не простой. Погода испортилась, над заливом Диско вновь завис туман. Мне было, конечно проще, так как впереди шла «Аврора», на «Петре» не работал радар, а починить мы его смогли намного позже, но все равно приходилось быть на чеку, чтобы не потерять ведущего. Швартуемся к пирсу напротив главного портового причала, подключаемся к береговому электричеству (тут есть такая возможность) и ложимся спать.
07.08.17.
     Aasiaat или Egedesminde – административный центр региона Диско. Здесь же расположена центральная радиостанция обеспечивающая связь по всей Гренландии. Есть судовая верфь (правда какого-то печального вида, но может быть это тот случай, когда глазам не нужно верить, встречал я подобные случаи), можно заправиться водой и топливом. Заправка водой в нашем случае тоже была слегка специфична, ибо наливали мы воду в бочки пользуясь шлангом, заботливо протянутым нам рыбаками с небольшого рыбного рынка, возили бочки соответственно на надувной лодке и поднимали их на борт фалом через лебедку, но может быть мы просто не ищем легких путей?
     Утром удается сходить в город.  После этого я стал счастливым обладателем за 400 крон местного мобильного телефона и двух теплых яхтенных курток по 50 крон каждая (что дешевле пачки сигарет) купленных по такой странной цене на распродаже в маленьком магазинчике. Там же были и жилеты. Нужно или не нужно, но экипажи и гости яхт, кажется, скупили почти все. Теперь все ходят почти одинаковые. Отправил дочке открытку (дошла за неделю) и посетил музей. Музей небольшой. Старые фото, вещи коренного населения, орудия охоты. Скромно, но познавательно.  В гавани есть «Дом моряка». Комплекс из кафе, душа, сувенирной лавки, нескольких номеров и просто комфортной и уютной атмосферы, сдобренной парами WiFi. Надолго там теряем гостей, особенно из числа девушек, желающих помыть голову и воспользоваться совсем диковинной в этих краях штукой – феном. Я было встал в очередь, но понял, что до выхода не судьба мне омыть тело мылом душистым да вытереть полотенцем пушистым. Ограничился сменой белья. Жаль, что носки не удалось как в том старом анекдоте про поручика Ржевского поменять на водку.
15.00. Выход
     Ходим между островами Iginiarfik, Raeveoen, Hareo и Natassat. По крайней мере так их названия выглядят на электронных картах «Транзас», которыми мы пользуемся. Китов много. Неспешно кружим, народ фотографирует спины и хвостики. У восточной стороны острова Iginiarfik подходим ближе к берегу, благо глубины тут позволяют, и не безуспешно ловим камбалу и треску. Почин морской рыбалке дан! Пора подумать о ночлеге, и мы ложимся на курс, идем на остров Диско.
0.00. Приход. Расстояние 40 миль.
Qeqertarsuaq (Godhavn)
69014’738 N
053033’068W
08.08.17.
     Заход не сложный, но требует аккуратности в движениях. Выйдя на береговой створ нужно держать курс 61 градус чтобы оставить слева по борту камни Lindberg Skaer. Швартуемся к пирсу, благо нам везет и место есть. Городок тихий. Когда-то он был тоже административным центром до переезда местной власти как раз в упомянутый выше Аасиаат. Тоже есть электричество. Правда-таки оно все-таки не совсем общественное, вернее, совсем не общественное: иногда наши провода кто-то отключает и культурненько так складывает рядышком на землю. Мы снова подключаемся. «Кто-то» снова складывает, но на глаза не показывается. Игра такая.  Дежурю на яхте. Народ ловит зубатку прямо в порту. Вода чистая, жареная рыба получилась вкусная. В дополнение к ухе, которую я сварил из трески и камбалы. Когда-то, в далеком 1857 году тут останавливался на своей яхте Fox господин McСlintock, который шел на север в поисках экспедиции Франклина. Писал, что эти места лучшие в Гренландии для охоты, рыбалки и просто красивого путешествия под парусом. Трудно с ним не согласиться.


15.00. Выход
Идем вдоль южного берега Диско острова на восток в сторону пролива. Встречный ветер 23 узла, но волнение небольшое. Скорость 5,6 узла.
09.08.17.
Перед входом в пролив ветер скис. Встретили двух рыбаков. Их хорошо видно на AIS.
5.06. утра. Легли в дрейф двумя бортами. Устанавливаем дежурство и по очереди спим.
700038’816 N
052046’090 W
Переходим ближе к деревушке Qutdligssat на Диско.
14.26. снова ложимся в дрейф.
70015’072 N
053030’803 W
В деревне никто не живет. Народ съезжает на берег на экскурсию. Позже, в пятнадцати милях к северу организовывается аттракцион по выкапыванию ямы в горячем песке и купанию в этой импровизированной ванне. Я все это время маневрирую двумя судами. Иногда подходят небольшие льдины. Прилично дует и быстро сносит, так что скучать не приходится.
16.30. Выходим. Ставим грот.
Доливаю примерно 100 литров топлива из канистр.  На «Петре» только три бака. Остальные нужно чистить.
10.08.17.
Uummannaq
700040’470 N
052007’269 W
Приход 10.00. 190 миль.
На подходе к Умманаку встречаем два лайнера «Шпицберген» и «Ocean Diamond». Остров мне напоминает большую рептилию с зубчатым спинным гребнем. Встаем третьим бортом: у пирса рыбак с Фарерских островов, «Аврора» и мы с «Петром».
     Стоянка, с моей точки зрения, так себе. В качестве новизны впечатлений, конечно, интересно, но воду нужно заказывать по телефону, к заправке можно подойти исключительно при самой высокой воде, которая ожидалась не ранее ночи, а попытка сделать это при малом приливе днем окончилась легкой посадкой на мель. Да и вообще причал заправки сам по себе сильно экстремальный для швартовки, очень маленький, окружен камнями. По сути только для небольших моторных лодок. Народ местный нагловатый какой-то. Я при первом заходе почти подошел, но тут местный проныра подрулил под самым носом и встал на заправку без очереди, и мне пришлось дать задний ход. Может как раз время при этом и было упущено, так как потом Дэн встал к штурвалу и мы, как я уже говорил выше чуток сели килем на небольшой камушек. Благо не сильно. Да к тому же фарерцы стали нам рассказывать, что получили некое предупреждение о том, что где-то откололся большой кусок льда и возможно цунами.  Короче не проникся я Умманаком. Сделал я две ходки на тузике с канистрами на заправку, расталкивая откуда ни возьмись ледяную кашу, залили мы в баки 306 литров топлива и тронулись в обратную дорогу.
18.00. Выход.
11.08.17.
Ночь и часть следующего дня напомнили мне мультик «Ежик в тумане». По мне так лучше бы уж дуло, как из пушки, чем двигаться в кромешной мгле эпизодически обходя айсберги. Особенно мне один «понравился». Уже посветлее стало и вижу я слева по борту облако такое по морю стелется. Прошел мимо, оборачиваюсь, а при другом ракурсе из этого облака такая штука виднеется, что в пору ей название давать и на административные округа делить. Вместо мультика про Ежика, как-то сразу некстати фильм про «Титаник» вспомнился. Тьфу-тьфу-тьфу, нечистая.
     По дороге кончилась вода. На скорости 6 узлов сблизились с «Авророй» приняли на борт три калабашки по три литра на чай. Курс 1340. До Илулисата 71 миля.
     После тумана проходим большую полосу льда. Лед не плотный проходов много, но идти нужно внимательно и неспешно, благо ветра нет. В 21.30. подошли к бухте Rodebay. Это примерно в восьми милях от Илулисата. С внешней стороны острова Qeqertaq остановились на рыбалку. Рыбалка просто отменная, главное вовремя останавливаться. Треска клюет сразу по две штуки на одну удочку.
22.30. Rodebay.
69020’514 N
050059’857 W
Встали на буй. Буй, конечно, вряд ли предназначен для того, чтобы на нем стояли две тяжелые стальные яхты. Это буй какого-то местного рыбачка, но его нет, ветра тоже нет, стоянка короткая, так что мы тихо покачиваемся наедине с небом и темными скалами на виду у нескольких домиков на берегу. Бухта очень симпатичная.  Закрытая со всех сторон и даже от айсбергов. В 17-м веке датские китобои тут разделывали китов. Я живо представляю себе, как это было. Парусные суда, буксируемые шлюпками, заходят через узкий пролив в бухту. Китовые туши вытаскивают на плоские камни, начинают работать топоры и пилы, пот китобоев смешивается с китовой кровью и стекает в до их прихода девственно чистые воды. На берегу разжигаются костры и топят жир, а когда работа окончена уставшие китобои пьют ром до упаду, ибо трюмы их полны бочек с ворванью и китовым усом, а карманы в перспективе будут набиты золотыми гульденами и кронами, хотя впереди еще долгая дорога домой.
     История китобойного промысла уходит корнями в глубокое прошлое. Поначалу били гладких и гренландских китов, потому что они плавали не быстро и за счет большого содержания жира не тонули. Охотились, как это всем известно, с помощью гарпунов с небольших гребных шлюпок в основном в прибрежных районах Северной Атлантики. По мере улучшения конструкций судов, китобои уходили все дальше, и уже к 1840 году они добывали китов на юге Тихого океана в районе Новой Зеландии и Австралии и далеко на севере, на Шпицбергене.  Помимо гладких китов начали добывать кашалотов, синих китов, финвалов. Китов стало становиться меньше. А уж когда в 1868 году изобрели гарпунную пушку и поменяли парусные суда на пароходы — ситуация стала катастрофичной. Представьте. До 1948 года добывали только кашалотов ежегодно около 5000 животных в год, а до 1985 года, когда этот вид был взят под охрану, добыча доходила до 20000 особей! Сейчас здравомыслие обрело верх.  В целом большинство стран прекратило коммерческий китобойный промысел за исключением небольших квот для народов Севера: эскимосов, индейцев, чукчей. Однако при этом к мораторию на китобойный промысел в том или ином формате не присоединилась Норвегия, Исландия, Фарерские острова и Япония. Япония, например, добывает китов в «научных» целях. И, я так понимаю, вполне «научно» их съедает. Неужели эти совсем не последние с точки зрения экономики страны не могут без этого обойтись? В семнадцатом веке все было по-другому и, наверно, оправдано. Но сейчас, в двадцать первом? Киты просто воплощение грации и свободы. На них можно смотреть часами. И, конечно, нужно сделать все, чтобы они могли спокойно дышать и плавать, пускать свои фонтаны и набрав побольше воздуха уходить в бездонную глубину океана, чтобы через какое-то время выпрыгнуть из воды, радуясь лучам солнца и красоте окружающего мира, а потом громко плюхнуться, подняв фонтан брызг на радость возможным случайным зрителям.
     Мы, конечно, видели на некоторых гренландских лодках гарпунные пушки, но, когда одна из таких лодок подошла к китам, на которых мы смотрели среди островов неподалеку от Аасиаата, эти дети суровой северной природы расчехлили не пушку, а несколько фотоаппаратов. Вот так-то. Хотя здесь, на западном побережье действительно добывают примерно около 150 китов в год.    
     Сейчас Rodebay — идеальное место для уединения. Сообщение, насколько я понял, с Илулисатом только по воде. А на плоских камнях, где разделывали китов, мы моем тузик и набираем из соседнего ручья воду. Тут же, неподалеку, лоция пишет, что можно набрать при низкой воде мидий. Это подтверждает и наличие двух маленьких мидиевых ферм в нескольких кабельтовых от нашей стоянки. 
12.08.17.
Приход 2.00. Ilulisat. 180 миль.
15.08.17.
12.15. Выход. Снова выходим в море. Погода окончательно испортилась. Холодно, дождливо и сыро. Иногда даже кажется, что в лицо дует не просто холодный ветер, а ветер, зародившийся там, в глубине снежной пустыни Гренландии. Нас преследуют поломки. Разобрали приборную панель, чтобы восстановить работу навигации. Пока стояли в порту сделали новые навигационные огни и более или менее починили подъем якоря. 
17.15. Rodebay
69020’524 N
050059’857 W
Поначалу план был пойти на Аасиаат, но пелена тумана на горизонте заставила нас изменить курс. Короткая стоянка и попытка пойти на север.
16.08.17.
9.30. Saqqaq
70000’250 N
051059’640 W
Встали на якорь «Авроры». Туманно и дождливо. Едем на берег заправить 20 литров бензина для тузика. Деревушка совсем маленькая.
14.30. Выход
Короткая остановка. Коричневые скалы украшены полосами белой породы. Высаживаем разведывательную группу на берег, но дальше этого дело не идет.
Atanikerdluk
70003’452 N
052022’112 W
Переходим пролив и ложимся в дрейф чуть южнее от брошенной деревни
Qutdligssat
70004’550 N
052059’142 W
     С гор сходит речка. Делаем три ходки на берег берем воду. Стоим на якоре до 5.00. утра. Впереди по носу айсберг, но он вроде бы стоит на месте. Глубина примерно 12-14 метров, так что есть шанс, что он зацепился за дно. Иногда отталкиваем небольшие льдинки.
17.08.17.
Продолжаем идти на север. Но погодные условия вынуждают нас развернуться. В точке
70012’597 N
053018’028 W
меняем курс на 180 градусов.
18.08.17.
1.30. швартуемся к рыбаку и Авроре
Qeqertarsuaq (Godhavn)
69014’743 N
053033’077W
 
     В этот раз есть время посмотреть поселок, и я отправляюсь на прогулку. В дальнем конце набредаю на мастерскую резчиков. Вырезают поделки они из рогов оленей карибу, китового уса и моржовых бивней. Подвески в виде китовых хвостов, маленькие тюленята, сувенирные ножи с костяными ручками, но главный персонаж – тупилак. Тупилак, это такое странное существо в основном какого-нибудь устрашающего вида. Зародилось это чудо гренландское как элемент магии. Изготавливаешь его под покровом ночи, чтобы извести врага какого, бросаешь потом в бурное море со скалы и все – спи спокойно. Враги будут побеждены. Опять-таки если похлопотать, о чем, штрафы какие, али дела неприятные уладить – посылай тупилака и дуй в магазин отмечать успехи в делах. Очень полезная стало быть вещь в хозяйстве, не удивительно, что стало бойким товаром. Европейцы пачками скупают, а денег стоит немалых: небольшой такой тупилачек, максимум что может сделать – начальнику аппетит испортить, а почти 100 евро стоит!
     Немного об острове Диско. Так, на секундочку, он чуть меньше Корсики, и больше Крита!
Вечером переходим в Аасаат. Идем под гротом. Полный бейдевинд. Швартуемся на тоже место в полночь.
19.08.17.
Берем воду и доливаем масло в гидравлику рулевого. Стало лучше, а то на подходе к Аасаату лодка практически перестала слушаться руля. Гуляем вокруг острова Iginiarfik. Много китов.
20.08.17.
Южный ветер. Вроде бы не сильный, больше двадцати пяти узлов я не видел, но очень большая волна и сильная качка. Никогда не думал, что так полюблю айсберги, за ледником наконец-то стало тихо. Смайнали стаксель. «Петр» держит неплохую скорость местами показывая больше восьми узлов.
«Аврора» через несколько дней уходит в очередной рейс, а мы с «Петром» остаемся в Илулисате. Нас ждут уже портовые приключения.
     Приключения не заставили себя ждать. В эту же ночь пришлось срочно переставляться за волнолом, хорошо, что там было место. Внешнюю гавань полностью заполнило льдом и была реальная опасность повредить себе что-нибудь очень нужное, например, перо руля. Утром я отправился посмотреть, что будут делать портовые власти – Илулисат был полностью блокирован льдом. Ожидал увидеть какое-нибудь портовое судно, работающее по такому случаю и прокладывающее дорогу к открытому морю. Но вместо него увидел простого рыбака, с пластиковым корпусом усиленным внизу стальной пластиной. Он аккуратно подошел к первой льдине, уперся в нее и тихо-тихо дал ходу. Среди льдов началось движение и появились небольшие прогалинки. Он сунул нос в одну из них и повторил процедуру. Так мало-помалу он продвигался вперед. За ним пристроились лодки поменьше. Спустя примерно час все они вышли в море.
     Были и менее эпохальные моменты, например, приглашение в гости на соседнее судно, с которым я смог договориться и подключить электричество. С виду неказистое, с деревянным корпусом, обитым на носу железом, какого-то ли черного, то ли не докрашенного цвета, судно работает транспортом между местными портами и зимой и летом. Но все это негативное впечатление резко меняется, когда попадаешь внутрь, особенно в моторное отделение. На капитанском мостике новейшие приборы, в каютах тепло и уютно, а, еще раз повторюсь машинное отделение, это просто песня! Огромный новый сияющий чистотой как в роддоме судовой дизель, три не менее ухоженных дизель-генератора и обнимающий все это, как своих детей мой новый гренландский друг, он же главный инженер этого гренландского броненосца. Мы общались, пили пиво. Меня даже по скайпу показали его жене. Он все время повторял слово «Аюнгулак», что, насколько я понял означает «Хорошо». Учился он своему ремеслу в Дании. Потом вернулся домой и работает здесь уже много лет. Как-то раз с женой был в большом турне по Европе, говорит Рим и Париж понравились больше всего. Интересно, а бывал ли какой-нибудь наш судовой механик из Певека, например, или из Тикси в Париже? Вот и я сомневаюсь. А по телевизору говорят, что в стране бывшей советской уже все хорошо. Есть еще куда стремиться товарищи! 
     Я улетал через Кангерлуссуак. Перелет до него из Илулисата небольшой, спецконтроля нет, только смотрят посадочные талоны. Как в старые добрые времена. Кстати, при этом в Гренландии, на сколько я понял, купить ружье можно без проблем. Но спецконтроля на внутренних рейсах все равно нет. Я летел в небольшом самолетике и вспоминал слова Рокуэлла Кента из той же книги «Саламина» с которой начал:
«Айсберги – устье Каррат фьерда было заполнено ими – плавучие громады, окаймленные обрывами плоскогорья, триумфальные арки, под которыми могут проходить флотилии небольших судов, огромные столбы с тяжелым широким верхом и готические шпили – зримая фантазия из льда. Формы льдов невообразимо разнообразны. Они создаются под действием многочисленных сил: моря – его волн и приливов, солнца, силы тяжести. Я изучал их конструктивные принципы: их нет. Можете писать на холсте что хотите, дайте свободу игре воображения: действительность превосходит воображение. Предел конструктивных возможностей – это точка, где наступает разрушение.
     Как было красиво в день нашего отъезда на север! Дул северо-восточный ветер, хороший свежий ветерок. Небо цвета индиго, испещренное белыми барашками, синее море и лед; не говорите, что лед похож на нефрит или кристаллы хрусталя, скажите лучше, неумеренно восхваляя камень и кристаллы, что они так прекрасны, что похожи на лед. Лед – это абсолютное.»
     Как же красива эта холодная ледовая страна! Как при этом она хороша и уютна благодаря ее славным и дружелюбным жителям! Ее история еще хранит много тайн, сокрытых ледовым панцирем. Я где-то читал, что есть версия, что Гренландия, вполне может оказаться и не одним островом. Интересно было бы более глубоко изучить местные обычаи, почитать про инуитский язык, послушать местную музыку. Не знаю, сложатся ли звезды так, чтобы попасть сюда еще раз, но я был бы рад этому.